19 июня 2021 05:26

Лучик надежды

Валентина Ченцова отправляла первые пассажирские поезда

На сети железных дорог СССР среди начальников служб была одна-единственная женщина  – Валентина Ченцова. Она руководила пассажирской службой Байкало-Амурской магистрали.
Энергичная, оптимистичная, красавица… – она и сегодня такая. Едва разговорившись с ней, понимаешь, как ей удавалось справляться со своей ответственной работой: энтузиазм в её глазах неугасимый.

На БАМ она приехала в 1977 году. Стройка была ещё в самом разгаре, но железнодорожники новой магистрали уже требовались. И они с мужем попросили перевода в Тынду из Черкасс, где проработали шесть лет после окончания МИИТа. Вот так она и стала первым маневровым диспетчером на БАМе. Маневровой работы в то время было много: тепловозы подвозили на участки стройматериалы и людей.

В работу уходила с головой. Верила в то, что они смогут горы свернуть. Помещение, в котором размещалась станция Тында, было неприглядным. Она организовала народ – работали всю ночь в промежутках между пропуском поездов. Наутро начальник пришёл и ахнул: стены были покрашены, потолки побелены и всё блестело чистотой.
– Такой у нас азарт был, – вспоминает Валентина Петровна, – стремились сделать как можно больше. Однажды приехала на БАМ делегация во главе с Гейдаром Алиевым, тогда он был первым заместителем председателя Совмина СССР. Мы его встречали хлебом-солью. Он на меня посмотрел и говорит: «Хорошие хозяева у БАМа!» А я ему и отвечаю: «Мы стараемся! И на БАМе будут яблони цвести!»

Её самоотдачу не могли не оценить и доверяли всё более ответственную работу. Она справлялась, ещё и находила время поучаствовать в самодеятельности. «Тебе бы в кино сниматься», – говорили, глядя на неё, коллеги. Они не знали, что когда-то именно об этом Валентина и мечтала. После школы поступила во ВГИК на актёрский факультет. Но, отучившись несколько месяцев, оставила институт: умер отец и семье стало тяжело без кормильца. Вот она и пошла работать токарем. Правда, учиться хотелось, поэтому позже поступила в МИИТ.
– Окончила вуз с красным дипломом, – говорит Валентина Петровна. – В институте и с мужем познакомилась, ну а дальше распределение на Украину, потом БАМ. Осенью этого года будем праздновать с мужем 50-летие нашей семьи. Уже правнучку нянчим! Есть что и детям рассказать. Я счастлива, что нам довелось участвовать в рождении и становлении новой магистрали. Жаль, что у неё такая нелёгкая судьба. Но, может быть, её время ещё придёт.

Те, кто работал на БАМе, в это верят. Столько всего у них с этой дорогой связано – и случаев разных, и событий.
– На связи мы были круглые сутки, – рассказывает моя собеседница. – Однажды позвонили: «Сход вагонов…» А я только голову помыла. Что делать? Шапку надела – и бегом! А потом и снять её не смогла – примёрзла.
Вскоре Валентину Ченцову назначили начальником пассажирского отдела Тындинского отделения. А потом по линии Тында – Бамовская отправился первый пассажирский поезд. Состоял он всего из двух вагонов, на боках которых вывели мелом «Тында – Муртыгит». Среди его пассажиров был и восьмилетний сын Ченцовых Валера, он и сегодня помнит, как торжественно провожали этот поезд.

А в 1980 году было организовано управление Байкало-Амурской железной дороги, и Валентине Петровне поручили набирать сотрудников в штат. Письма от желающих работать на БАМе приходили мешками! Отбор шёл шесть месяцев, и в штат приняли 144 работника.

Потом её вызвал к себе начальник дороги Лев Лотарев и предложил выбрать должность для себя. Она хотела и дальше заниматься организацией пассажирского движения. Поэтому стала заместителем начальника пассажирской службы, а через несколько лет возглавила её.
– Мы в те годы и устройство вагона назубок знали, – говорит Валентина Петровна, – и все допуски. К примеру, какими должны быть ширина колеи, гребень у колеса вагона, какой износ и как всё это проверять. Мы были и ремонтниками, и движенцами, и даже рестораторами. У меня и сейчас дома хранится книга «Устройство вагона». А тогда я с ней и ела, и спала, она вся моими пометками исписана. Дети смотрят и удивляются: как ты могла это всё знать? А мне было интересно!

Помог и опыт работы в Черкассах. Там она уже в 24 года стала начальником крупной грузовой станции, где было 120 километров только подъездных путей, по которым шла продукция с промышленных предприятий. Её ежемесячные осмотры этих подъездных путей держали в страхе руководителей заводов. Её прозвали «железной леди», потому что знали: обнаружит неисправность, закроет путь и никак с ней не договоришься. Ответ один: когда всё будет соответствовать техническим нормам, тогда путь и откроем!

Первый пассажирский поезд на Малом БАМе пользовался большим спросом. И хотя поначалу он ходил всего два раза в неделю, людям из посёлков на трассе это давало возможность добраться до города и аэропорта. Но теперь нужно было организовать поезд дальнего следования.

Валентина Петровна часто летала в командировки в Москву, в МПС – просила выделить вагоны новой железной дороге. Потом пробивала «нитку» в расписании. Вначале ей удалось добиться разрешения пустить прицепные вагоны до станции Сковородино. А там их включали в составы идущих по Транссибу поездов.

А в 1983 году из Тынды отправился в путь первый поезд Тында – Москва. На нём поехала и сама Валентина Петровна, в столице были у неё дела. У пассажирского хозяйства на БАМе не было своей базы. Вагоны негде было ремонтировать и даже мыть. В столицу они приходили «чумазыми». Потом, правда, удалось договориться с московскими коллегами, и бамовские составы стали мыть в Москве.

Подобных проблем было не перечесть, и все они решались дипломатическим путём: надо было уметь доказать руководству и коллегам, насколько это нужно и важно. Именно тогда она почувствовала: пассажирское движение началось и теперь будет только развиваться.

Летом с БАМа отправляли ещё и особые поезда – в них дети ехали на каникулы в лагеря отдыха. Валентина Петровна вспоминает, как однажды образовалась пробка из поездов на Малом БАМе из-за того, что подмыло опоры одного из мостов. В Тынде скопилось несколько составов со школьниками, около 700 человек в каждом! Как быть? На улице жара, и неизвестно, когда восстановится движение.
– Позвонила в военторг, объяснила ситуацию, и нам в течение часа привезли воду и бутерброды,– рассказывает она. – Потом горком комсомола помог с автобусами. Прислали 20 машин, и мы всех детей в них отправили. В таких ситуациях все объединялись, и потом не было никаких разборов, кто кому и чего должен. Вот в этом была неповторимая атмосфера того времени, и БАМа в особенности. У всех было чувство, что у нас одно общее дело.

Когда Байкало-Амурскую дорогу реорганизовали, пришлось начинать новую жизнь. Пассажирская служба оказалась одной из самых дружных. Валентина Петровна знает, как сложилась жизнь всех её 16 коллег. Они не только встречаются по юбилейным датам, но и постоянно поддерживают связь, помогают друг другу и делят горе и радости, как в большой семье.
– Яблоневые сады на БАМе мы так и не посадили, – улыбается Валентина Петровна, – но дружбу вырастили настоящую. Сейчас обсуждаем планы развития БАМа, радуемся, что о нём наконец-то заговорили в стране. И у нас появился лучик надежды, что наша дорога обретёт второе дыхание!

Наталья Цыплева

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30