22 июня 2021 00:48

Растут, но только цены

Богатый на праздники май принёс далеко не радостные новости для российской экономики. В правительстве признали то, о чём раньше предпочитали не говорить, – рецессию.
Анатолий Ходоровский, замгендиректора Инвестиционной компании «РЕГИОН»
«У нас в первом квартале спад экономики с учётом сезонности составил 0,5%. Теоретически во втором квартале возможен спад на 0,1%», – констатировал глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. А два квартала с минусом подряд означают техническую рецессию.

Хотя возможно и чудо, благодаря которому цифры не будут столь удручающими. Предпосылки для этого создал Росстат, пересмотрев в очередной раз методику расчёта ВВП. Принципы своих действий, традиционно для подобных случаев, служба не объяснила. А «снаружи» рассмотреть логику в статистических пертурбациях крайне сложно. Ведь на фоне стагнации в реальном секторе, сокращения инвестиций и оттока капитала, проблем с потребительским спросом и непростой ситуации в финансовом секторе был обнаружен общий рост экономики.

По предварительной оценке Росстата, ВВП в первом квартале прибавил 0,9% к аналогичному периоду прошлого года. Это выше прежних ожиданий Минэкономразвития (0,8%). В сторону увеличения теперь трактуются также итоги прошлого года.

Впрочем, такие статистические кульбиты не повлияли на независимые оценки. Международный валютный фонд потерял оптимизм, снизив прогноз роста ВВП по текущему году с 1,3% до 0,2%. По мнению МВФ, «геополитическая нестабильность ускорила ослабление основных макропоказателей и де-факто уже ввела экономику РФ в рецессию».

На этом фоне мнение Еврокомиссии выглядит едва ли не образцом – оценки по ВВП России снижены с 2,3% до 1%, а уровень инфляции определён в 5,9% (сейчас даже базовый прогноз Минэкономразвития выглядит более сдержанным – 6,5%).

Кстати, пока индекс потребительских цен, в отличие от других показателей, демонстрирует бодрый рост (по данным Росстата, в апреле – 7,3% против 6,9% в марте). При этом базовая инфляция, рассчитываемая по ценам, не подверженным сезонным колебаниям или административному регулированию, с середины прошлого года державшаяся на уровне 5,5–5,6%, в апреле подскочила до 6,5% (а это максимум с 2011 года).

За потоком всех этих нелицеприятных цифр на второй план уходит поиск причин происходящего. По мнению замминистра финансов Сергея Сторчака, торможению экономики способствовало завершение естественными монополиями долгосрочных инвестпрограмм и отсутствие новых. Но запустить многие проекты сейчас не решаются, опасаясь инфляции, которая и так растёт.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30