24 июня 2021 09:31

Капитанша без руля

Семейный очаг погасить легко

Большинство людей мечтают о семейном счастье. Обретают его далеко не все. Но бывает и так, что счастье это есть. Только понимаешь это слишком поздно, когда оно уже не с тобой.
Подруги говорили мне не без зависти: «Ты счастливая». Я же искренне недоумевала – что такого необыкновенного в моей жизни? Да, у меня хорошая работа. Почти 20 лет отдала сортировочной станции. Доросла до станционного диспетчера. Да, есть дочь, умница во всех смыслах, и в школе хорошо учится, и увлекается только тем, что приносит пользу, а не вред. Ну, да, муж, хороший, заботливый, из тех, кто всё в дом несёт, а не обратно. Мы с ним познакомились в железнодорожном техникуме. Я собиралась стать дежурной по станции, а он машинистом. Как увидел меня, так словно приклеился. Стал моей тенью. Подхожу к техникуму, а он поджидает меня, чтобы вместе пойти на занятия. Захотела учиться бальным танцам, он нашёл клуб для этого. Увлеклась фотографией, стал со мной ездить на съёмку. Я до такой степени привыкла к нему, что даже не заметила, как мы поженились. Родилась дочка. Муж и ночью к ней вставал, и каши варил. Чтобы в семье была лишняя копейка, повышал свою классность машиниста. Даже о досуге нашем думал. То в театры билеты брал, то в поход вёл… Но счастье ли это, думала я. Скорее, нормальная человеческая жизнь. А счастье – это что-то совсем другое, волнующее, острое, а не то, что привычно, известно до мелочей, когда человек ещё и слова не сказал, а ты уже знаешь, чем он закончит.

И вот счастье, такое новое и яркое, пришло ко мне в 40 лет. Жизнь только начинается – радостно твердила я слова героини любимого фильма.

Самое интересное, человека этого я знала много лет. Мы учились вместе в техникуме. Только он бросил его после второго курса. А вновь встретились уже на станции, где он работал составителем поездов. В техникуме мы особо не дружили. Вот и на станции всё общение сводилось к «здравствуй» и «до свидания». Я знала, он женат, у него дочь того же возраста, что и моя. А подробности меня не интересовали. Однажды после смены мы столкнулись на остановке. Сели в автобус. Стали разговаривать. И он, обычно молчаливый, нелюдимый, вдруг начал рассказывать о лесе, и так, что я буквально почувствовала пронзительный запах сосен, заливистое пение птиц. Оказалось, он страстный охотник. Чего только он не знал о повадках животных! Я слушала и восхищалась его пониманием природы, способностью так тонко чувствовать её. На следующий день мы буквально пробежали мимо друг друга, словно чего-то боялись. Но притяжение между нами уже произошло.

Стали встречаться. Конечно, в соответствии со всеми правилами конспирации. Мы работали на кольце, а встречались на станциях всех возможных направлений: киевского, белорусского… Выйдем на какой-то дальней точке и гуляем, держась, как подростки, за руки. Сняли квартиру в Москве. Мне было стыдно перед мужем, дочерью. Но я не могла ничего с собой поделать. Таким сильным было моё чувство к этому человеку. То же самое происходило с ним. Он тоже никогда не имел романов на стороне. Врать близким ему было невероятно тяжело. Мы не раз хотели расстаться. И уже через неделю начинали встречаться вновь. Но, как известно, всё тайное остановится явным.

Один из работников станции увидел-таки нас на одном из наших дальних вокзалов. Вскоре наш роман стал любимой темой разговоров. Молодые девчонки-дежурные, которые работали под моим началом, смотрели на меня с любопытством. Дескать, уже пенсия светит, а она в любовь ударилась. Депо, в котором работал муж, находится там же, где и станция. А раньше вообще наши предприятия были в одной упряжке. Естественно, все работники друг друга знают. Вот доброхоты, видимо, и рассказали ему о приключениях жены. Никогда не забуду его реакцию… Он не расспрашивал, не ругался. Просто смотрел на меня с каким-то детским недоумением. Словно спрашивал: за что ты меня обидела? Что я сделал не так? Какое-то время мы продолжали делать вид, что всё у нас нормально. Дочь готовилась поступить в институт, и мы не хотели её тревожить своей личной жизнью. Муж мыл посуду, планировал, куда пойдём в выходные, обсуждал с дочерью её планы… Хотя на него к тому времени уже разве что пальцем не показывали. У моего Ромео ситуация тоже была не из простых. Жена устраивала скандалы, разборки… В общем, когда дочь поступила в институт, мы с Ромео решили пожениться. Муж только и сказал: «Всё, что он меня зависит, я для тебя сделаю. Лишь бы ты была счастлива».

Мы продали нашу прекрасную четырёхкомнатную квартиру. Купили дочери однокомнатную квартиру. Муж уехал в коммуналку. Мне досталась самая большая доля, на которую можно было приобрести двушку в Подмосковье. Но мы с Ромео решили уехать в Верхневолжье. Купили там хорошее жильё. Я стала работать дежурной по станции, обычной, промежуточной. Вся её схема отражалась на небольшом мониторе. А я привыкла к другим масштабам, ритму. В моем родном центрально-распорядительном пункте висело огромное плато пульта-табло, сверкающее разноцветными ячейками движущихся поездов. Я сидела напротив на возвышении, держа в руках телефон, отдавала указания дежурным, как им действовать по приёму и отравлению поездов, и чувствовала себя настоящим капитаном на мостике. Там формировались поезда на 30 направлений. Вагонооборот до 20 тысяч единиц подвижного состава. И от меня, моего умения, знаний зависело, чтобы всё это движение шло в точно выбранных руслах. И у меня это всегда получалось. Это вдохновляло, заряжало энергией. Теперь же я оказалась вроде как в лодке. Два-три поезда в день, приняла, отправила… Потом шла домой, и почему-то совершенно уставшая и разбитая.

Ромео устроился слесарем по ремонту вагонов, потому что составители на этой станции не требовались. Новая работа его устраивала. Главное, что лес тут находился на расстоянии вытянутой руки. Но как же я теперь его ненавидела! Каждые выходные муж брал ружьё и шёл на охоту. Я же сижу дома и жду, жду, когда он вернётся. Он возвращается – и мы молчим. Может, всё, что знал о природе, уже рассказал. Или ему, молчуну по жизни, просто не хочется лишний раз говорить. А скорее, и он, и я, оказавшись на этой крохотной станции, наедине друг с другом, поняли – мы чужие люди.

Единственное, чего я никак не могу понять, – что мы приняли за любовь? Ведь не дураки, люди разумные, без вредных привычек. Последнюю гормональную бурю? Тоску по убегающей молодости? Но результат безжалостен – у меня было счастье, но я его потеряла. У дочери уже своя жизнь. Бывший муж собирается жениться. Да и моё капитанское место на родной станции давно занято. Ромео вообще возвращаться некуда. Жена умудрилась оставить его без квартиры.

Мы просто обречены быть вместе. Дороги обратной нет. И мы, как два заговорщика, провалившие большой план, теперь вынуждены жить так, как получается. Зачем я всё это пишу? Только потому, чтобы предупредить других – как всё в этой жизни хрупко. Как надо дорожить теплом семьи, заботой. Потерять всё это легко. Жить без этого – невозможно.

Ольга Поспелова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30