24 июня 2021 02:36

Загадочная служба

Было это давно, но помнится как сейчас.
Грузовой состав, преодолев подъём, набирал скорость. Дизеля тепловоза работали чётко, ритмично. Под кабиной машиниста глухо постукивали колёса на стыках рельсов, отсчитывая километры. А за окнами локомотива буйствовала весна. Обильный, белый цвет дикой черёмухи вдоль перегона перемежался с голубовато-синим цветом душистой сирени. Локомотивной бригаде приветливо улыбались девушки – дежурные по станции, переездные сторожа и путевые обходчицы. Машинист Саша Голубкин и его помощник Володя Цветков отвечали им коротенькими гудочками. А как же! На календаре-то 1 Мая, День международной солидарности трудящихся всех стран! Тепловоз со своим грузом проследовал на очередной перегон. Помощник ушёл для осмотра в дизельное помещение, а когда вернулся, бодро доложил машинисту: «Батарея на подзарядке, агрегаты все в порядке».

Локомотив вывернул из кривой. Впереди замаячили два жёлтых огня входного светофора.
– Впереди справа по курсу два жёлтых, – снова не по уставной форме доложил помощник Цветков.
– По расписанию здесь скорый нас обгоняет, – отозвался Голубкин.

Остановились, поджидая, когда можно будет снова отправиться в путь. И вот наконец загорелся разрешающий. Машинист был уже готов тронуть состав, как увидел, что к тепловозу спешит человек в парадной железнодорожной форме. Бригада всполошилась, приняв положение № 1. Мало ли, вдруг проверяющий… Машинист быстро протёр пыль на пульте управления, а помощник в считанные секунды подмёл в кабине пол. Спешивший мужчина деловито поднялся в кабину и попросил бригаду «подбросить» его до конечной узловой станции. Голубкин не менее деловито осведомился, кого, мол, он повезёт в качестве пассажира. «Я – ШМП», – коротко ответил железнодорожник. Голубкин глянул на помощника, тот украдкой пожал плечами – дескать, ни специальности, ни службы такой не знаю. Спросить же напрямую у попутчика машинист не решился, боясь показать свою неосведомлённость. Вскоре снова под полом кабины деловито застучали колёса, дизеля монотонно тянули свою однообразную песнь. Помощник теперь старательно, как учили, по всем правилам дублировал путевую обстановку напольных сигналов и сигналы локомотивного светофора тоже. Он своевременно выходил в машинное отделение и потом докладывал машинисту по каждому агрегату в отдельности. А тот повторял его доклад чётко, буква в букву. Их пассажир на откидном сиденье абсолютно никак на это не реагировал, не замечая их стараний.

А из головы не выходили три эти буквы – ШМП, ранее не слыханные машинистами. Оба не первый год на транспорте, знали, что такое, к примеру, ТЧ, ШЧ, ПЧ, МЧ и ВЧД. Знали НОД и ВОД и даже ОРС. А вот что за ШМП, хоть караул кричи, не знали.
«Наверное, какая-то особая служба, важная, вот не на слуху у простых людей», – думал про себя Александр. Прибыв в пункт назначения, пассажир вежливо попрощался и сошёл с тепловоза. Голубкин, наконец, не выдержал и открыл окно. Несмело поинтересовался: «Товарищ, скажите, пожалуйста, что означает ШМП?»
– Штатный монтёр пути, – с улыбкой ответил мужчина в элегантной железнодорожной форме. Чуток подумал и добавил: – По случаю 1 Мая приехал я к любимой тёщеньке на блины, праздник ведь.

И, ещё раз поблагодарив локомотивную бригаду, зашагал в пристанционный посёлок. Услышав ответ путейца, Голубкин и Цветков опустились на сиденья.
– Да-а, опростоволосились, однако, мы с тобой… – протянул машинист.
– Ещё как! Не то слово, – ответил помощник.

Усевшись проверять ленту скоростемера, Голубкин, спохватившись, сказал: «Ты, Володя, не вздумай ляпнуть кому-нибудь в депо про эту историю – засмеют». Тот согласно кивнул.

Михаил Леонов,
бывший машинист
Тюмень

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30