19 июня 2021 18:44

С трактора – на танк, из Берлина – в кузницу

В свои девяносто один ветеран Великой Отечественной войны Алексей Водолазкин бодр и подтянут. В праздник Великой Победы поднимет боевые 100 граммов – за павших товарищей, за мирное небо над головой.
Деревня Николаевка Куйбышевской области, в которой он родился, была бедной, как и жизнь колхозников. В семье Водолазкиных – шестеро детей. Когда Алексей окончил пятый класс, мать сказала ему: «Хватит учиться, сынок, не прокормлю вас одна, иди работать».

Парнишка сначала пас колхозных коров. Повзрослев, стал прицепщиком на тракторе – поправлял плуг, убирал комья земли, следил за состоянием сцепки. Потом освоил вождение трактора. Сам заводить не мог – не хватало сил крутануть ручной стартёр. Помогал кто-то из взрослых, а мальчишка вскакивал в кабину и пахал землю.

В армию Алексея призвали в начале 1943 года, когда подошёл возраст. Новобранцев поездом отправили с волжских берегов на Дальний Восток – страна готовилась к обороне восточных рубежей, которым угрожала Квантунская армия.

До Комсомольска-на-Амуре добирались два месяца. Воинская часть дислоцировалась в бараках за городом. Двухъярусные нары, освещения и отопления нет, воду и хлеб привозили по железной дороге. «Вместо светильников подвешивали к потолку и зажигали ленты, нарезанные из автомобильных покрышек. Утром вставали – лица чёрные от копоти. Местная вода солёная, раз попробовали сварить на ней кашу из концентрата – только плевались потом, горькая получилась. Похудели все страшно», – вспоминает ветеран.

Солдаты просились на фронт: мол, если уж помирать, так хоть за Родину – в бою, а не в тылу от голода. Командование отвечало: придёт время – отправим. Оставалось выживать с трёхлинейкой в обнимку.

На фронт пополнение отправили через год, когда угроза военных действий на Дальнем Востоке уменьшилась. Снова два месяца в поезде, и вот уже территория Белоруссии. В проёме вагона-теплушки мелькали обугленные печные трубы, сожжённые немецкие танки и развороченные остовы грузовиков по обочинам дорог.

В учебном танковом полку практику вождения проходили быстро. «Вот так поворачивать, а вот так – прямо, – объяснял бывалый старшина-танкист, показывая на рычаги управления. – Не дёргай – машина послушная, привыкнешь».

После краткосрочных курсов сразу в бой. Рядовой Алексей Водолазкин в составе войск 1-го Украинского фронта воевал в Белоруссии, на Украине и дошёл до Берлина. За освобождение Харькова молодого танкиста наградили орденом Славы 1-й степени.

Особенно запомнились Алексею Егоровичу бои за Штеттин (ныне польский Щецин). Несколько раз древний прусский город переходил из рук в руки. «От него ничего не осталось, только пепелище да руины. Немцы сражались изо всех сил. От разрывов снарядов и огня броня нагревалась так, что в танке было невыносимо жарко», – вспоминает Алексей Егорович.

А дальше была Берлинская наступательная операция и долгожданная Победа. Воинскую часть, где служил Водолазкин, направили в Краков.

Только в 1947 году Алексей смог побывать в родной Николаевке – дали месяц отпуска. «У матери куска хлеба не было. Отдал весь свой отпускной паёк – хлеб, консервы, концентрат», – вспоминает ветеран.

Ещё через два года младший лейтенант Водолазкин демобилизовался. Поработал кузнецом в колхозе, потом устроился в Самарскую дистанцию пути, тоже по кузнечному делу. Ковал костыли, накладки, инструмент.

Однажды в кузницу пришёл кто-то из начальства (видимо, ревизор по безопасности движения). Оказалось, произошло ЧП: рельсовая накладка, которую сделали здесь, лопнула под поездом. Водолазкин объяснил: всё делаем на глазок, термометра нет, а чтобы не перекалить металл, надо знать температуру накаливания.

Отругали, конечно, но нужное оборудование в кузнице установили.

В общей сложности на железной дороге Алексей Водолазкин отработал 43 года. И на пенсии передавал опыт молодым ребятам.

В дистанции пути ветерана помнят, приглашают на праздники. «Алексей Егорович учил меня не просто кузнечному делу, а жизни и добросовестному отношению к труду», – говорит его ученик, кузнец Самарской дистанции пути Михаил Сороколат.

Когда металл закаливается, главное – не передержать его, чтобы не выгорел углерод. Тогда сталь становится светло-жёлтого цвета, а после охлаждения из неё можно сделать даже клинок. Так и люди старой закалки – светлые, крепкие и надёжные, как сталь.

Дмитрий Попов,
соб. корр. «Гудка»
Самара
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30