24 июня 2021 09:59

Не унижать, а уважать

Иногда перечить начальнику опасно, даже если он не прав

Раньше я всегда считал, что работа должна быть любимой. Сейчас думаю иначе: это всего лишь место, где мы зарабатываем на жизнь. И привязываться к нему душой не стоит. Слишком тяжело будет отрываться.
Никогда не думал, что я однажды приду к таким вот выводам. Стать машинистом ведь мечтал с детства. В школе учился хорошо, преподаватели уговаривали меня поступать в институт. Но я твердил своё: «Буду машинистом!» И вот уже 15 лет стою за правым крылом локомотива. Не могу сказать, что разочаровался в профессии. Для меня по-прежнему нет лучшей машины, чем локомотив, а ПТЭ остаётся настольной книгой. Хочется совершенствоваться в своём деле, работать без нарушений.

Но теперь я знаю, что нельзя перечить начальнику, даже если он не прав. Надо помалкивать. Всё равно, если захочет, сделает так, что правое станет левым, а профессионал – последним бездельником. Именно это со мной и произошло.

Увы, обстановка в нашем депо, мягко говоря, нездоровая. Начальник раздаёт замечания и выговоры, как говорится, направо и налево. Такой у него метод работы. Взрослых людей отчитывает, словно подростков. Если кто-то пытается возразить, один ответ: «Уволю!» А ведь нормально устроиться в другом месте в нашем небольшом городке нельзя. Депо – единственное предприятие, которое полноценно работает и где достойная заработная плата. Вот люди и боятся сказать лишнее слово.

Такая обстановка сложилась у нас после прихода молодого руководителя. Сразу скажу: несмотря на то что ему всего-то тридцать с небольшим, он в своём деле уже профи. Но только в области техники. А вот как личность, по-видимому, ещё не созрел. Он считает, что предприятие может работать хорошо только в том случае, если его коллектив полностью будет подконтрольным и бессловесным. Да, сегодня депо работает без брака. Но это не потому, что здесь такие методы руководства, а потому, что ещё остался запас прочности, накопленный и оставленный предыдущим начальником депо. Тот был во всех смыслах хозяином, мудрым и деятельным человеком.

Меня всё это мало интересовало. Хотя за последний год из депо уволились человек двадцать локомотивщиков. Я считал, что главное – самому хорошо работать и не обращать ни на что внимания. Погорячился начальник, кого-то несправедливо обидел – не беда. У него же колоссальная ответственность. Немудрено, что иногда может и сорваться. Но так случилось, что добрался начальник и до моей «хаты, которая с краю».

Началось всё с моей жены. Она работает в депо нарядчицей. Человек очень ответственный, серьёзный, она всегда была на хорошем счету у руководства. И вдруг вызывает её начальник и говорит, что любые перестановки в графике работы машинистов отныне необходимо согласовать с ним лично. Она позволила себе даже не возразить, а просто заметить – мол, согласно инструкции, эти вопросы решает нарядчик. Ещё и удивилась: машинисты – люди настолько дисциплинированные, что с такого рода просьбами обращаются в исключительных случаях. Но начальника депо это так разозлило, что он начал кричать: «Ты кто такая, чтобы меня не слушать! Сказано, что эти вопросы буду решать сам, значит, так и будет». Ещё и обозвал её нецензурно. С моей женой никто и никогда так раньше не разговаривал. Вот она и слегла с давлением, хотя прежде на здоровье не жаловалась. И я решил поговорить с начальником. Не потребовать, а попросить его извиниться перед женой. А он в ответ только прошипел: «Ты вообще понимаешь, о чём говоришь?» И пошло-поехало.

Меня стали ставить на заведомо невыгодную работу, на сборные поезда. Когда мой помощник заболел и попал в больницу, меня почему-то перестали вызывать в рейсы. Соответственно, я не смог вырабатывать свои часы. Всё это душевного равновесия не прибавило, и я как-то нарушил регламент переговоров. Но разбор мне устроили такой, словно я на запрещающий сигнал проехал. А тут ещё и жена из-за всех этих переживаний пропустила неправильно указанную машинистом дату на маршрутном листе. Начальник устроил и ей разбор по полной программе.

Дома теперь мы говорим только об этом. Жена рыдает. Я её успокаиваю, хотя самого трясёт от этой ситуации. Дети, глядя на нас, какие-то испуганные стали. Неудивительно, что я пропустил сигнал бдительности прибора безопасности. Начались разборы, объяснительные. Инструктор-машинист, который знает меня лет десять и всегда ценил, ставил в пример, начал говорить обо мне как о последнем бездельнике. Хотя я машинист первого класса! Понятно, он от начальника депо зависит даже больше, чем я. Когда я его прямо спросил, до какой степени тот готов выслуживаться, он также прямо ответил: «До какой начальник скажет. Мне до пенсии ещё три года работать». Я, наивный, решил обратиться за советом к нашему председателю профкома. Она тоже всегда хорошо ко мне относилась. А тут я не мог её на месте застать – бегала от меня как от чумного. Хотя кто, как не профсоюз, должен заниматься трудовыми спорами? Но наш профсоюз, видно, умеет только детям в праздники подарки раздавать. Председатель только что не взмолилась, когда я наконец-то застал её в кабинете: «Что ты от меня хочешь? У меня здесь сын работает и муж». В общем, сочувствуют мне только коллеги-машинисты. Да и то по-тихому, так, чтобы это не очень в глаза бросалось.

Я специально не пишу, в каком депо работаю. И подписываю письмо чужой фамилией. Иначе мне совсем житья не будет и уж точно придётся писать заявление на увольнение. А у меня есть ещё надежда, что всё уляжется. И я буду, как и раньше, ходить на работу с радостью. Но связаны мои надежды не с тем, что наш начальник вдруг поймёт: людей надо не унижать, а уважать и вдохновлять. И не с тем, что профсоюз вдруг вспомнит о своих обязанностях. Теперь я поумнел. И мало верю, что такие перемены произойдут при моей жизни. Просто говорят, что раз в депо показатели отличные, то наш руководитель пойдёт на повышение. И надеюсь, что новый начальник не будет на него похож.

Фёдор Сомов


От редакции
Мы решили опубликовать это письмо, не указывая реальной фамилии автора и место его работы. Он сам попросил нас об этом, опасаясь последствий. Публикуем, потому что подобное обращение в редакцию, к сожалению, не единственное. Нам пишут о некорректном отношении некоторых руководителей к своим подчинённым. Хотя руководство ОАО «РЖД» постоянно подчёркивает важность высокой культуры общения в компании. Президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин неоднократно указывал, что «в современном мире управление криками и бранью неприемлемо». Самое главное, что из-за конфликтов на этой почве компания иногда теряет преданных железнодорожному транспорту работников. Хотелось бы, чтобы эта публикация побудила руководителей, которые грешат подобным стилем общения, пересмотреть свои взаимоотношения с коллективом.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30