13 июня 2021 22:27

Не ради галочки

Минобрнауки планирует убрать из ЕГЭ тестовую часть и ввести устный экзамен по всем гуманитарным предметам.
«Обсуждается несколько принципиальных изменений, направленных на повышение прозрачности Единого госэкзамена, максимально выявляющих знания и уровень усвоения программы. Мы планируем поэтапно исключить часть А из всех вариантов по всем предметам, – заявил министр образования Дмитрий Ливанов. – Также мы планируем ввести устную часть в ЕГЭ. Вначале это будет иностранный язык, а затем технология будет опробована на всех гуманитарных предметах».

Новый всплеск креативности в Минобрнауки взбудоражил общественность. В смещении акцента на устный экзамен некоторые эксперты склонны видеть провал эксперимента по ЕГЭ. Вспомним, что было до него и как это работало. Школы сами проводили выпускные экзамены и сами проверяли результаты. За исключением медалистов. Но и медальные комиссии были локальными, поэтому в Москве, к примеру, могло быть 3% медалистов, а в Адыгее – 70%. Наличие медали, как известно, облегчало поступление в вузы, каждый из которых проводил вступительные экзамены на своё усмотрение. Недостатки старой системы очевидны. Одинаковые выпускные пятёрки или четвёрки в разных школах означали непредсказуемо разные вещи. Попыткой свести это разнообразие к общему знаменателю и был ЕГЭ.
«Новая инициатива означает, что по крайней мере часть ЕГЭ может стать обычным экзаменом. Неужели решили вернуться к старой системе? – недоумевает член совета Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий. – Сразу встаёт вопрос: кто будет принимать устные экзамены и как будет обеспечиваться при этом объективность? Допустим, знание английского можно проверить устно – там всё сведётся к правильности построения конструкций. В других случаях пять разных экспертов дадут пять разных оценок. Именно поэтому в ЕГЭ есть предельно формализованные ответы. От Единого экзамена нельзя требовать индивидуального подхода».

Среди противников тестов те, кто считает, что проверки академических знаний сегодня недостаточно. «Нужно оценить, насколько выпускники могут применить эти знания на практике, насколько они самостоятельны в принятии решений, – замечает руководитель Центра независимой оценки качества образования Федерального института развития образования Кирилл Митрофанов. – Из теста этого не узнаешь. А именно таких компетенций требует сегодня крупный бизнес, нужно учитывать эти тенденции».

Инициативу Минобрнауки приветствуют и родители. «Мы давно добивались отмены тестирования. Оно заставляет детей мыслить по шаблону – важно точно расставить галочки в клетках, а машина проверит, – говорит руководитель Ассоциации родительских комитетов и сообществ России Ольга Леткова. – Отмена тестов вселяет оптимизм. Не секрет, что в последние годы учебный процесс в школах сводится к натаскиванию на ЕГЭ. И это вместо того, чтобы учить молодых людей думать, анализировать».

По мнению эксперта Всероссийского фонда «Образование» Олега Сергеева, нынешняя система плоха тем, что вузы отключены от процесса отбора студентов. «Выпускников, которые прошли через ЕГЭ, приходится долго доводить до уровня знаний, которые должен иметь новоиспечённый студент. От этого страдает фундаментальный цикл. Ректоры давно просят увеличить программу хотя бы на семестр», – говорит он.

Самим старшеклассникам явно недостаточно школьной подготовки к ЕГЭ, чтобы поступить в тот вуз, о котором они мечтают. «Максим и сам много занимается, и на подготовительные курсы ходит. Плохо, что школа не готовит к сдаче части С. Учителя прямо так и сказали, что к этому уровню не подготовят и нужно заниматься с репетиторами», – рассказывает Светлана Павлова, чей сын собирается поступать в Бауманку.

Есть и те, кто заявляет о пользе тестов. «То, что школьников учат решать тесты, не пройдёт даром. Человек на протяжении всей жизни постоянно сталкивается с выполнением разного рода тестовых заданий, – замечает завкафедрой педагогической психологии Московского психолого-педагогического университета Виктор Гуружапов. – Тестовая часть имеет право на существование, хотя и должна совершенствоваться. Необходим объективный инструмент для оценки достижений ученика».

В иных областях знаний тестовая проверка не самый эффективный метод. «Сама я математик, но даже этот предмет не всегда можно уложить в тест. Есть задачи, где важна логика решения, – рассказывает замдиректора школы-интерната № 8 на станции Астрахань Наталья Коваленко. – Единого мнения по поводу тестов нет. Многое зависит от предмета. При этом наши дети уже в начальной школе знают, что такое тесты».

Ситуация складывается непростая. Дети, которые сейчас сдают ЕГЭ, начинали учиться по схемам, предусматривающим при выпуске устный экзамен. А у нынешних младших школьников контрольные, зачёты, олимпиады, как правило, в виде тестов. Что будет, если тестовую часть экзаменов отменят?
«Для того чтобы говорить о применимости этой идеи, нужно проводить серьёзное исследование, разрабатывать методику. У нас же часто сначала заявление, а потом уже начинаем думать, как это сделать. Самое опасное – отсутствие данных мониторинга. Тот же ЕГЭ проходил экспериментальную фазу. Как ни старался, я не смог найти внятных результатов исследования его эффективности. Нельзя говорить, хороша инициатива или плоха. Но решение должно приниматься после изучения ситуации и консультации со специалистами», – уверен Всеволод Луховицкий.

По словам министра образования, изменения в структуре экзамена будут готовы не позднее августа этого года, чтобы уже с 1 сентября стали известны правила ЕГЭ-2015.

Елена Демиденко
Надежда Россихина


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30