02 апреля 2020 18:54

Внесезонные заморозки

Перспективы развития отечественной экономики вновь скорректированы

Разогнать экономику за счёт наращивания государственных расходов предлагает Минэкономразвития. Но не ясно, готово ли правительство к этому. Хотя других идей о том, как стимулировать рост, власть пока не озвучила, а ситуация остаётся сложной. Об этом говорит весьма неровная динамика всех основных макроиндикаторов, в том числе транспортного индекса.
В последние недели большинство крупных отечественных и международных финансовых институтов провели пересмотр макроэкономических прогнозов для России. Поводом стали как свежие данные по ситуации внутри страны, так и возросшие из-за украинского кризиса геополитические риски.

Однако какое-либо среднее вывести из представленных цифр довольно сложно. Ведь одни полагают, что из-за санкций, которые уже введены в отношении России или только возможны, нашу экономику ждёт рецессия. Однако есть и те, кто говорит, что пусть небольшой, но всё же рост сохранится. В их числе эксперты Всемирного банка и МВФ – они ждут подъём, но меньший, чем прогнозировали ранее (1,1% и 1,3% против 2,5% и 1,9%). Впрочем, это базовый вариант. При шоковом (отток капитала на уровне $150 млрд) положение дел может быть хуже.

Эти цифры близки к наиболее свежим, обнародованным в апреле оценкам Минэкономразвития: по базовому, среднему сценарию – рост ВВП на 1,1%, по пессимистичному – на 0,5%. Шоковый вариант, признал ответственный за формирование прогнозов замминистра Андрей Клепач, может быть отрицательным.

Однако и минимальный рост, похоже, не устраивает ведомство. Сейчас в правительстве идёт дискуссия о том, что можно тут сделать. Тон задал глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев: он предложил пересмотреть бюджетное правило, ограничивающее использование доходов от экспорта нефти и газа, и докапитализировать банковскую систему.

Символично, что в этот раз в унисон с министром выступил Андрей Клепач, хотя в последнее время разнонаправленность заявлений этих чиновников стала своеобразной традицией. «Если темпы роста около нуля, нужно что-то делать. Любая европейская страна в этих условиях идёт на смягчение денежной политики – мы не идём, идёт на увеличение бюджетных расходов – мы не идём. Некоторые азиатские страны вводили контроль за оттоком капитала – мы тоже не вводим», – сказал он.

Но единства мнений в правительстве по бюджетному правилу нет. Первый вице-премьер Игорь Шувалов так охарактеризовал ситуацию: «Есть две точки зрения: пережить более низкие темпы роста, но перейти к более высоким чуть позже или сейчас стимулировать рост, что, возможно, создаст больше рисков в будущем». Из этого можно предположить и то, что других идей, кроме озвученной Алексеем Улюкаевым, пока не существует. Притом что ситуация остаётся сложной.

Основные риски сейчас связаны со значительным оттоком капитала (за первый квартал – $51 млрд, что в 1,8 раза хуже, чем было в тот же период прошлого года) и резким сокращением инвестиций (самая свежая информация пока за январь – февраль – минус 5%, а в тот же период 2013-го было плюс 1,4%). Это, в частности, бьёт по реальному сектору, результаты работы которого и так можно назвать в лучшем случае просто неровными.

Здесь, правда, свою роль играет ещё то, что Росстат продолжает уточнять методики и корректировать данные. По новой оценке службы, Индекс выпуска (его динамика является иллюстрацией помесячных изменений ВВП) в феврале увеличился на 1,1% (в январе было снижение на 0,5%).

Ольга Изряднова из Института Гайдара указывает, что помимо спада на инвестиционном рынке ситуация определяется сжатием потребительского спроса. Оборот розничной торговли и платных услуг населению в январе – феврале к тому же периоду 2013-го вырос на 3,2% и 1% соответственно. Годом раньше эти показатели были на 0,6 и 3,3 пункта выше.

Темпы роста объёмов работ в строительстве снижаются с августа 2013-го и в феврале в годовом выражении они составили минус 2,4% против потери 5,4% месяцем раньше.

Из относительно хороших новостей – небольшое ускорение в сельском хозяйстве (в феврале объём производства здесь вырос на 1% против 0,8% в январе).

Но самый большой сюрприз преподнесла промышленность – после слабых результатов января (минус 0,2%) сообщается о росте производства в феврале на 2,1%, а в марте – на 1,4%. Впрочем, что будет дальше, неясно. Во-первых, подъём идёт от низкой базы. Во-вторых, в условиях уточнения Росстатом методик однозначно интерпретировать статданные довольно сложно. Причём касается это всех представленных службой цифр.

Поэтому сейчас даже более показательными, чем всегда, могут быть сведения о ходе погрузки на сети железных дорог. После роста в январе на 1,2%, в феврале было снижение на 1,2%, в марте – на 0,4%. И хотя темп роста отрицательный, произошедшие за последний месяц изменения вытолкнули в плюс КаргоИндекс. Его абсолютное значение увеличилось к предыдущему месяцу на 12,3 пункта, до 111,7%. Столь резкий всплеск обусловлен тем, что сравнение ведётся с февралём – самым коротким месяцем в году. Однако Индекс вырос и в годовом измерении: на 1,3% против потери 0,7% в феврале.

Из входящих в расчётную базу КаргоИндекса грузов высокие темпы роста погрузки показывают те, что существенно ориентированы на внешние рынки. Наибольшую прибавку в процентном выражении, как и прежде, продемонстрировала в марте погрузка зерна. При этом, по данным Минсельхоза, с июля по начало апреля за рубеж вывезено 20,8 млн тонн зерна, что на 47,3% выше, чем за тот же период предыдущего сельхозгода.

В заметном плюсе по погрузке находятся также лесные грузы. Как сообщил в марте глава ассоциации «Дальэкспортлес» Александр Сидоренко, на японском рынке впервые за несколько лет наметился рост потребления лиственницы из России.

Чувствительно прибавила погрузка удобрений. Рост стал возможен на фоне увеличения производства лидера рынка – «Уралкалия»: в первом квартале было выпущено 2,9 млн тонн хлористого калия, что примерно на 40% лучше, чем в аналогичном периоде предыдущего года.

Немного подросла погрузка нефтяных грузов. Но здесь свою роль сыграл скорее не экспорт, а импорт. Заметно расширились поставки из Белоруссии: в марте нефтепродуктов из этой страны по железной дороге было завезено примерно вдвое больше, чем в тот же месяц 2013 года.

Не очень значительно, но всё же снизилась погрузка чёрных и цветных металлов. Но важно то, что это произошло в сравнении с низкой базой, ведь в индустрии ситуация остаётся напряжённой уже давно.

В небольшом минусе была в марте и погрузка каменного угля. При этом положение дел в отрасли ухудшается. Как заявил на недавнем совещании в правительстве глава Минэнерго Александр Новак, мировые цены на уголь продолжают снижаться «при объективном росте себестоимости добычи». Но у отечественных производителей есть и другие проблемы: «практически не развивается внутренний рынок» и «остро стоит проблема по отстаиванию позиций на международном», заявил министр.

Снижение погрузки по-прежнему отмечается по связанным со стройкомплексом грузам: цементу и непосредственно «стройке». Хорошая новость здесь хотя бы в том, что темп падения перестал быть двузначным. Однако вновь свою роль играет статистический эффект сравнения с достаточно низкой базой.

Юлия Громадская






Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30