24 июня 2021 16:19

Из Италии с любовью

Глубокое уважение к нашей стране побудило дирижёра с мировым именем избрать её второй родиной

Всемирно известного дирижёра и пианиста Фабио Мастранджело сегодня смело можно назвать самым знаменитым итальянцем с... российским паспортом. Лучшие оперные театры мира оспаривали друг у друга право сотрудничать с ним, а он выбрал Россию.
Фабио возглавляет оркестр Государственного Эрмитажа «Санкт-Петербург Камерата» и Санкт-Петербургский государственный театр «Мюзик-Холл», является главным дирижёром Симфонического оркестра Якутской филармонии и постоянным приглашённым дирижёром Мариинского театра.

- Фабио, как случилось, что вы переехали жить в Россию?
- Впервые я приехал в Россию в 1999 году и провёл в Санкт-Петербурге целых полтора месяца. Этого времени хватило, чтобы получить глубокое понимание, что же такое Россия. Всё, что я увидел и почувствовал, меня очень тронуло. Тогда-то и появилась мысль, что я хочу жить в России. Это решение пришло как внезапно вспыхивающая любовь к девушке или молодому человеку, будущей жене или мужу… Это чувство, с которым нужно либо бороться, либо принять его. Я согласился.

- Ваш отец, музыкант, как и вы, одобрил ваше решение?
- Да! Он меня поддерживал и даже подбадривал: «Давай, попробуй! Россия - великая страна!» Ему было приятно, что я сделал выбор в пользу России.

- С момента вашего первого визита в Россию у нас многое изменилось. Согласны?
- Да, конечно. Я замечаю, что уровень жизни в России объективно становится выше. Конечно, процесс идёт не быстро, но меня это всё равно очень радует. Я знаю, о чём говорю, потому что не только много дирижирую в Москве или Санкт-Петербурге, но часто бываю в Новосибирске, Омске, Красноярске, Екатеринбурге, Ульяновске, Кисловодске, Петрозаводске… Да где я только не побывал за последнее время! Просто я стараюсь делиться своим искусством со всеми и считаю, что российская провинция - очень душевное место, и люди, которые там живут, значат для меня не меньше, чем москвичи или санкт-петербуржцы.
Как вы, наверное, уже заметили, я очень общительный человек и не возвожу вокруг себя никаких стен. Даже жена иногда ворчит, что я слишком открытый. Она считает, что мне необходимо сохранять свою энергию. Но, на мой взгляд, важно и правильно обмениваться энергиями – заряжать других и самому подзаряжаться от окружающих. Это делает нашу жизнь интереснее.

– У нас бытует мнение, что в России культурная жизнь существует только в столицах, а провинция просто выживает…
– Нет! Я абсолютно с этим не согласен. Я вижу, с каким удовольствием люди в глубинке следят за культурной жизнью, приходят на концерты, на оперу и балет. Дважды я дирижировал в Красноярске в тот период, когда там проходили фестивали оперного и балетного искусства. Какие там были аншлаги! Просто сердце радуется. Естественно, аудитория там меньше, чем в Москве или Санкт-Петербурге, но там и людей живёт меньше. Так что любые гастроли по провинции абсолютно оправданны.

– А в бытовом плане вам комфортно в России?
– Да, мне всё нравится, кроме одного момента, о котором я не устаю говорить: самый большой дискомфорт я испытываю на автодорогах. Не потому что я не умею водить, наоборот, я довольно уверенно чувствую себя за рулём. Но на наших дорогах слишком много неумелых и агрессивных водителей. Когда человек без причины начинает проявлять агрессию, это меня очень сильно раздражает. Мне нравится быть креативным и проявлять фантазию на работе, но в жизни всё должно быть чётко и организованно.

– А что ещё не нравится?
– Очень сильно мешает бюрократия. Это, конечно, мировая проблема, не только российская. Могу это утверждать, так как жил в разных странах – в Швейцарии, Англии, Канаде, в Италии, естественно. Иногда человек и сам понимает, что надо быть эластичнее, но ему приходится следовать инструкциям. Но зачем же устраивать никому не нужные проволочки? Поэтому я молю Бога, чтобы люди наконец стали более гибкими.

– А новости по телевизору вы смотрите?
– Когда могу, да. К сожалению, это случается нечасто, потому что я либо работаю, либо куда-то лечу, либо еду в поезде. А если у меня выдаётся свободный день, стараюсь общаться с семьёй – с женой и сыном, с друзьями. Но по утрам, когда я просыпаюсь, обязательно включаю Euronews. Очень люблю этот канал, потому что он подаёт все новости коротко и чётко, позволяя ощутить «вкус» произошедшего в этот день в мире. А после я, как правило, переключаюсь на «Культуру».

– Вы приехали в Россию из Канады, где течёт спокойная, размеренная жизнь…
– Слишком спокойная, на мой вкус!

– А в России всё бурлит: что ни новость, то катаклизм. Нет хороших новостей!
– Не согласен! Я заметил, что в последнее время стараются рассказывать не только о плохом. Например, мне очень нравятся «Новости культуры». В Италии подобной программы нет. А нам, музыкантам, всегда интересно узнавать, что делают наши коллеги.

– Вас послушать, у нас всё просто замечательно, никаких проблем. Или всё же есть слабые места?
– Мне бы хотелось, чтобы процесс улучшения качества жизни, о котором мы уже говорили, не останавливался. Мне кажется, что получать достойные зарплаты должны все, а не только избранные. Например, мне очень понравилось то, что Путин распорядился повысить зарплаты бюджетникам. Естественно, повышение получили не все, но я хотя бы вижу, что есть такое желание. По крайней мере это показывает, что человек болеет за своё дело. И конечно же, я не могу не вернуться к проблеме дорог. Как такое может быть, что между Москвой и Санкт-Петербургом нет дороги? Формально она, конечно, есть. Но нужно же, чтобы всё было на уровне!

– А какими вам видятся русские люди?
– Я всё чаще замечаю, что люди воспринимают меня практически как русского. И мне это очень приятно, потому что, когда я говорю, что люблю Россию, это не фигура речи и не шутка. Мне кажется, что для любого человека одинаково любить не только страну, где он родился, но и другую, – это большой поступок. Поэтому мне трудно ответить на этот вопрос – всё равно что говорить о самом себе. Хотя одну черту назвать могу. В русских мне очень нравится, что они в любой момент готовы оказать тебе поддержку. Это здорово помогает по жизни.

– А российский бизнес охотно поддерживает, спонсирует классическую музыку?
– Мне кажется, что это дело будущего. А пока бизнесмены с большим удовольствием устраивают для нас так называемые халтуры. Конечно, это не то, что хотелось бы, но... Пускай! Ведь с чего-то надо начинать. А потом музыка – это такой «бизнес», в котором очень важна личность, которая может привлечь людей. Например, я вижу, что Гергиеву и Темирканову многое удаётся уже сейчас. Безусловно, очень важно, чтобы в будущем искусство могло рассчитывать не только на государственное финансирование, но и на поддержку обеспеченных людей.

– А как с этим в Европе?
– Смотря где. В Англии существуют традиции меценатства, в Италии с этим сложнее. А в Америке бюджеты театров и концертных организаций практически на 95% формируются за счёт спонсорских денег. Так что надо перенимать положительный опыт.

– Прошлым летом вы участвовали в фестивале «Опера – всем», который проходил под открытым небом в Санкт-Петербурге – на площадях и в парках. Все желающие могли посетить спектакли бесплатно. Кто был инициатором проведения такого мероприятия?
– Этот проект мы придумали с Виктором Высоцким, пианистом, композитором, режиссёром и просто необыкновенно интересным человеком. В Италии я уже много лет дирижирую на таких фестивалях. Мне очень хотелось, чтобы что-то подобное появилось и у нас, в самом «итальянском городе России» – Санкт-Петербурге. В Савонлинне, например, погода не намного лучше, чем в Питере, а там уже 60 лет проходят фестивали на открытом воздухе.

– Проект получит продолжение?
– Да. Летом пройдёт уже третий фестиваль.

– А как вы относитесь к экспериментальным трактовкам опер?
– Опять же всё зависит от того, как это сделано. Грань очень тонкая. И я в этом вопросе занимаю крайне жёсткую позицию: если опера связана с историческим событием, то не надо ничего менять, ничего хорошего не выйдет. Мы не можем менять всё то, что тесно связано с историей. Я стараюсь в таких постановках не участвовать.

- Осенью Министерство культуры выступило с инициативой ввести уроки хорового пения в общеобразовательных школах. Как вы считаете, это правильное решение?
- Считаю, что это интересное предложение. Потому что музыка играет очень важную роль в образовании детей. Соприкасаясь с музыкой, они, несомненно, становятся лучше.

- В Италии существуют такие уроки?
- Раньше существовали, но потом количество часов начали сокращать, сокращать... Если нужно урезать бюджет, в Италии, к сожалению, в первую очередь начинают экономить на искусстве, на музыке. Считается, что с этими сферами у нас и так всё очень хорошо. Но этого ни в коем случае нельзя делать, это грех.

- Сокращение бюджета отражается даже на школьном образовании?
- Да. Платные католические школы пока держатся, а с государственными ситуация, к сожалению, не очень радостная.

- Сейчас многие российские педагоги, музыканты уезжают за рубеж. Как вы думаете, не переживает ли русская классическая школа упадок?
- Слава Богу, в России рождается немереное количество талантов. Поэтому, несмотря на то что многие уезжают, в России всегда будет достаточно одарённых людей. Жалко, конечно, когда уезжают перспективная молодёжь или люди с именем. Зачастую они считают, что здесь их, может быть, не поняли, что в другой стране им будет лучше, чем в России… Но сейчас наблюдается и обратное движение. По крайней мере многие итальянцы, с которыми я работаю, приезжают в Россию и говорят: «Как же у вас всё хорошо!» Так что всё относительно.

- Значит, нам только кажется, что идёт утечка?
- Это общемировая тенденция. Люди всегда думают, что лучше там, где их нет.

- И у российской классической музыки есть будущее?
- Уверен, что есть! То, что я вижу в России сегодня, вселяет в меня оптимизм!

Беседовала Ирина Будовнич
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30