15 июня 2021 10:23

Ревизоры не инкогнито и без секретного предписания

Тайгинский центр организации работы железнодорожных станций. Общесетевой День безопасности, восемь часов утра. Заместитель главного ревизора Западно-Сибирской дороги по безопасности движения Вячеслав Бобров (на фото справа) и ревизор по безопасности вагонного хозяйства Николай Козыревский отправляются с проверкой в эксплуатационное вагонное депо Тайга.
– Написано красиво, а где конкретно, по пунктам – кто и за что отвечает? – просмотрев список мероприятий Дня безопасности, спрашивает Козыревский заместителя начальника депо по эксплуатации Алексея Ситникова.
– Сейчас перепишем.

– А что с инструктажем по месячнику насчёт излома колеса? – интересуется Бобров.
– Есть в планах инструктаж, – докладывает главный инженер предприятия Евгений Банщиков. – С пятого по седьмое число на полигоне, занятия тоже назначены.

– Успеете за два дня? Надо ведь больше 200 человек с линии привезти.
– Успеем, – заверяет инженер по обучению Елена Котина. – Сейчас ещё раз всех обзвоню.

Козыревский тем временем выясняет за соседним столом, почему в составе комиссии Дня безопасности на станции Бирюлинская, где находится один из участков депо, нет ни одного руководителя.

– Потому, Николай Александрович, что у начальника сначала совещание, потом селектор, а у меня, к примеру, сейчас балансовая отчётность. Не разорваться, – говорит Банщиков.
– Руководители на местах должны присутствовать, – настаивает Козыревский.

Далее в программе – осмотр порожнего поезда, который должен уйти на Красноярскую дорогу. Минувшей ночью его осматривали вагонники и подготовили к отправке. Но уже в первом вагоне Бобров замечает слабо закрученный болт на поддерживающей плите фрикционного аппарата автосцепки, а в четвёртом Козыревский обнаруживает тонкий гребень колеса.
– Отцепляйте на текущий ремонт, – командует он старшему осмотрщику смены, который по ходу проверки записывает замечания, и объясняет: – По пути до следующего пункта техосмотра в Боготоле вагон вполне может сойти с рельсов. Гребень не больше 24 мм, а должен быть минимум 26. И эти 2 мм – большая проблема.
– Как же его осматривал и не заметил такой дефект? – задаю риторический вопрос.
– По этому поводу пусть начальник вагонного депо разбирается с той сменой, которая осматривала поезд.
– Осматривали в тёмное время суток, соответственно видимость плохая. Плюс, может, осмотрщик был неопытный, – перечисляет возможные причины Вячеслав Бобров.
– И что тогда – выговор, лишат премии или...
– Проведём со сменой разбор, назначим дополнительные занятия, – отвечает главный инженер. – Мы, кстати, даже рады, что спасли от неприятностей, а дорогу – от возможной беды.

Ревизоры осмотрели поезд полностью, обстучали каждую буксу, каждое колесо. На проверку 70 вагонов ушло около часа.

В цехе отцепочного ремонта эксплуатационного вагонного депо Тайга планировалось проверить всего пять вагонов – те, что только что отремонтированы, но обследовали все отремонтированные за сутки. Интуиция Боброва не подвела. Вячеслав внимательно осматривает пробки в тормозном цилиндре одного из вагонов.
– Их не снимали, а значит, вагон не пробовали на тормоза, – говорит он бригадиру смены.
– Пробовали! – не согласен тот.
– Этот тоже пробовали? – показывает Бобров на тормозной цилиндр другого вагона.

Бригадир стоит на своём – до тех пор, пока ревизор не просит его продемонстрировать исправность устройства по опробованию тормозов. Манометры не работают, воздух не подаётся. Оправданиям – мол, только что всё было исправно – веры нет.
– Сказали бы сразу: не работает установка, зачем что-то выдумывать, – говорит Николай Александрович. – Мы ведь вместе за безопасность этих вагонов отвечаем.

Кстати, что касается ответственности, с ревизоров спрос, по словам Боброва, гораздо больше, чем с бригадира, главного инженера и начальника депо, вместе взятых. В доказательство мне показывают на мониторе внутреннюю программу контроля центрального ревизорского аппарата ОАО «РЖД», где напротив фамилии каждого ревизора сети – графики их осмотров, предприятия, выявленные нарушения и как они устраняются.

На завтра у ревизоров запланирована поездка на отдалённые участки.
– Наша территория – это и Топки, и Юрга, и север Томской области за 400 км отсюда, – рассказывает Бобров. – Надо проверить исправность путевых машин, посмотреть, как монтёры справляются с осмотрами и ремонтом пути.

Разговор прерывает появление железнодорожника с подъездных путей ОАО «Угольная компания «Северный Кузбасс».
– Дело есть, Вячеслав Дмитриевич, – обращается он к Боброву. – С бумагами проверок потерпите пару дней? Ещё не все смены проинструктированы.
– Не проблема, время есть.
– Пришёл и честно сказал, что у него не всё готово, – прокомментировал ревизор этот диалог чуть позже. – А ведь что скрывать – доверия и честности порой так не хватает для успеха нашего общего дела.

Анатолий Болдырев,
соб. корр. «Гудка»
Тайга
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30