13 июня 2021 23:47

Нам не хватает доброты

Недавний расстрел учителя географии и полицейских старшеклассником московской школы привёл общество в состояние шока. Что происходит с подростками, если уже и отличники берутся за оружие?
Результаты исследований подтверждают, что за последние 20 лет россияне стали агрессивнее. Необходимость разговора о психологическом здоровье нации давно назрела. Но об этом вспоминают, увы, только после таких вот резонансных происшествий. Чтобы обсудить ситуацию и привлечь к ней общественное внимание, за «круглым столом» Дома журналистов собрались психологи, психиатры, социологи, педагоги и сотрудники СМИ. Как заметил редактор журнала «Наша психология» Владислав Божедай, именно психологи и журналисты чаще всего остаются «крайними», когда возникает напряжение в обществе. К первым не прислушиваются до трагедии, вторых обвиняют в слишком агрессивной подаче информации.

Что же происходит сегодня в семьях и школах?

Там давно не всё ладно, и об этом свидетельствуют сообщения в газетах о драках, убийстве родителями своих детей, об издевательствах школьников над сверстниками и учителями.

Педагог-психолог Светлана Морозова рассказала о том, как мама в наказание за непослушание остригла наголо свою дочку, у которой была красивая коса. Избиения, унижения стали нормой в семьях, где родители вообще не интересуются внутренней жизнью своих детей. В то же время на телефоны экстренной психологической помощи населению поступает много жалоб родителей на журналистов после ЧП в школах. Агрессивный сбор информации, искажение фактов, шантаж, подкуп доводят подростков до психологических срывов и даже суицида. Тенденция такова: есть информационный повод – нужно подать любой факт под соусом «катастрофизации». И это не лучшим образом сказывается на психологическом состоянии общества.

Журналисты парировали: «Конечно, не выспался – виновата кровать!» Однако психологи наступали, приводя пример за примером способы выуживания информации. В результате, например, мальчику, которого вынудили продать видео о расстреле в школе, теперь требуется серьёзная защита.

Психотерапевт Марк Сандомирский подтвердил известный вывод, что всему виной агрессивная информационная среда. Тут и кровавые боевики, и компьютерные игры, и Интернет. Причём запретительными законодательными инициативами решить проблему Интернета не удастся, ибо дело не только в контенте сайтов, но и в цифровой социализации. Проще говоря, чем больше времени ребёнок проводит в Интернете, чем больше компьютер заменяет ребёнку родителей, тем сложнее ему общаться со сверстниками.

Ещё одна причина неуправляемости подростков – кризис семьи как социального института. Взрослеющий ребёнок часто не получает психологической поддержки у родителей.

Третья составляющая, о которой нередко забывают, – неврологические заболевания. Всё больше появляется детей с такими диагнозами, как минимальная мозговая дисфункция, синдром дефицита внимания. Педагоги считают, что они проходят сами собой, а на самом деле в пубертатном возрасте незначительные дисфункции нервной системы просто трансформируются в иные проблемы и являются основой для резкого всплеска агрессивного поведения, подростковых депрессий и химических зависимостей.

Что же делать?

В школах необходимо проводить психологический скрининг. За этим модным словосочетанием стоит особым образом выстроенная экспресс-диагностика. Она позволяет выделить ребят, испытывающих различные психологические трудности в учении и развитии, в том числе и склонность к суициду. Методики есть в специализированных службах. Однако для того чтобы школьные психологи начали с ними взаимодействовать, они сами должны быть людьми творческими и заинтересованными в результатах своей работы. А таких сегодня в наших школах мало. Руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов отметил, что у агрессии три функции. Одна – просто заученное поведение. Недоумки, которые ухаживали за девочками, дёргая их за косички, продолжают это делать до старости. Ничему другому они не научились. Вторая – это феномен «козла отпущения». То есть поиск человека или группы людей, на которых можно спустить свою проблему. И третья, самая большая, – это защита своего «я». Словом, агрессивность есть индикатор личностного неблагополучия.

Чтобы распознавать проблему и находить правильные решения, нужны грамотные специалисты. К сожалению, часть школьных психологов к ним не относится. Вторая проблема – засилие женского пола в этой профессии. Мужчин-психологов нет. Но кому из старшеклассников интересно беседовать с девицей немного старше себя, если он не хочет назначить ей свидание? «Она умнее меня? Да никогда!» И ещё один деликатный аспект: кто добровольно пойдёт к школьному психологу, чтобы получить кличку «псих»?

Участники дискуссии считают, что одна из главных проблем в школе – сами учителя. Как показывают исследования, среди педагогов много жертв насилия, одиноких, несчастных в семейной жизни. Свои личные беды они вымещают на учениках. В то же время невозможно себе представить, чтобы учитель пошёл со своими проблемами к школьному психологу. Поэтому возникает вопрос: нужна ли вообще такая служба в школе? И не лучше ли вывести психологов за рамки учебных заведений?

В результате дискуссии сделан вывод, что ни одну зарубежную методику нельзя прямо перенести в нашу страну. Иностранный опыт нужно использовать с умом, опираясь на существующие отечественные теории и практики. Цель – сделать людей добрее друг к другу.

Татьяна Улитина

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30