24 июня 2021 14:48

Исцеление как цель

Молодой хирург выбрал лучшее место для профессионального роста

Наверное, большинство из нас при словосочетании врач-травматолог вспоминает героя самого, пожалуй, любимого в нашей стране новогоднего фильма  «Ирония судьбы» Женю Лукашина. Я тоже вспомнила о нём, когда увидела Сергея Ивкина, врача-ортопеда Центра травматологии и ортопедии НУЗ «Дорожная клиническая больница им. Семашко» ОАО «РЖД». Тот же интеллигентный ёжик на голове, очки. Только он куда моложе. Сергею Ивановичу всего 29 лет.
В тот день, когда мы с ним встретились, он был дежурным по отделению. И хотя наступил вечер, когда врачебные обходы, операции и осмотры позади, дел у него хватало. Одного пациента требовалось готовить к операции, другому отменить препарат, третьему, наоборот, добавить. Постоянно в кабинет с вопросами заглядывала медсестра. Сергей Иванович тут же давал указания, обязательно фиксируя сказанное в блокноте. Всё это потом обязательно он перенесёт в медицинские карты. Рядом на рабочем столе лежала внушительная их кипа, с торчащими между страниц рентгеновскими снимками. Ивкин постоянно поправляет истории болезней, словно боится потерять.
– А как же? – улыбается он. – Без них никуда.

В отделении он постоянно ведёт человек 20 больных. Примерно 70% пациентов попали сюда в результате производственных и бытовых травм, остальные имеют хронические заболевания опорно-двигательного аппарата.
– Зима, конечно, самое горячее время для травматологов, – рассказывает он. – Поскользнулся на снегу или льду, и последствия для здоровья могут быть очень неприятными. Какие – пояснять не надо. Ведь фактически человек падает с высоты своего роста, то есть примерно полутора-двух метров. В таких ситуациях очень важно быстро осознать, что с тобой происходит, и сгруппироваться, чтобы хотя бы смягчить падение. А вот типичных профессиональных заболеваний, как, скажем, это имеет место быть у шахтёров, на железной дороге нет. Но есть характерные травмы в силу специфики работы. Например, от поднятия тяжестей случаются повреждения плечевых суставов: вывих, разрыв манжеты, перелом. Лечится между тем плечо тяжелее, чем колено, потому как сложнее устроено. Самая же травматичная профессия в отрасли – сцепщики вагонов. Они должны постоянно нагибаться, вытягивая при этом руки к движущемуся вагону. И не всегда думают о возникающем при этом риске травмы. Между тем они у сцепщиков могут быть весьма тяжёлыми и даже множественными. Например, одновременно человек может получить перелом рёбер, позвоночника и травму живота. В целом же на железной дороге статистика травм не отличается от средней по стране.

В 2012 году в этой клинике было поставлено около 200 эндопротезов, выполнено 350 операций на суставах через проколы, прооперировано около 500 различных переломов. За этими сухими данными стоят человеческие судьбы. Ведь что такое эндопротезирование? Это когда сустав почти рассыпался, боль ужасная, ходить невозможно. Человеку заменили этот сустав на новый, искусственный, и, по существу, вернули к нормальной жизни.
– Ради этого врач и работает, – говорит Сергей Ивкин.

Он родился в семье врачей. Ещё ребёнком решил идти по их стопам. Окончил лечебный факультет МГМСУ, интернатуру проходил в городской больнице № 54, где год потом ещё и работал. А в 2010 году перешёл в больницу ОАО «РЖД».
– Железнодорожная медицина очень сильная. Она использует самые современные методики лечения и оборудование, поэтому, когда появилась возможность работать здесь, я её использовал, – поясняет он.

Этот центр входит в пятёрку сильнейших профильных клиник Москвы. Его показатель оперативной активности составляет 68%. Для сравнения: такой средний показатель по московским городским больницам – 40–45%. В центре 60 коек ортопедии и травматологии. Есть даже отделение лучевой диагностики, оснащённое по последнему слову техники. Имеется и новейшее оборудование для операционных, включая электронно-оптический преобразователь, который позволяет делать рентген во время операции. А в отделении восстановительного лечения больной имеет возможность одновременно получать и консервативное лечение. Это очень важно, так как чем раньше после операции начинается реабилитация, тем быстрее больной идёт на поправку. Кстати, врачи РЖД периодически проходят повышение квалификации за рубежом.

Ивкин очень хорошо помнит, как в начале работы в центре его больше всего поражали сложнейшие операции на позвоночнике. Например, исправление тяжёлого сколиоза. В этом случае вдоль позвонков крепят крючки и кладут две штанги, которые постепенно его вытягивают. А вот в городской больнице подобных операций не делали. Запомнился ему и больной, которому одновременно сделали протезирование обоих тазобедренных суставов. Ему было всего-то 35 лет, а он уже хромал, боль не отпускала даже в состоянии покоя. Осенью его прооперировали, и сейчас этот человек уже ходит.
– Здесь делают все те же операции, что и за рубежом, причём не хуже, – говорит Ивкин. – Заменяют суставы, фиксируют переломы медицинскими «гвоздями», пластинами.

Конечно, я не могла не поинтересоваться, кто вообще эти люди, которые работают в центре?
– Это прежде всего профессионалы, – говорит руководитель центра профессор Владимир Гурьев. – Наше медицинское учреждение было создано в 2007 году. Мы сознательно набрали молодых врачей, чтобы была преемственность поколений. Сейчас у нас семь врачей. У пяти возраст до 40 лет. Подготовка врача-ортопеда после института занимает 5–7 лет. За это время он нарабатывает опыт, сноровку. Сергей вполне успешно прошёл половину пути.

Обучение всегда идёт под «прикрытием» старшего врача. Сначала молодой доктор много раз ассистирует одни и те же операции. Некоторые простые можно, проассистировав раз, впоследствии делать самостоятельно. А вот, например, резекция мениска или пластика связки коленного сустава требуют длительного обучения технологиям. Старший хирург видит, когда ассистент будет готов к самостоятельным операциям.
– Ивкин – очень добросовестный доктор, исполнительный, – считает Владимир Васильевич. – Он переживает за каждого пациента. Постоянно повышает свой уровень, не стесняется задавать вопросы старшим коллегам. Постоянно участвует в медицинских конференциях, российских и международных. Не сомневаюсь, что из него вырастет очень сильный врач.

На рабочем столе Сергея Ивкина лежит стопка специализированных журналов. Он очень внимательно следит за медицинскими новинками. Участвует и в научной работе, чему в больнице имени Семашко уделяется большое место. Так, сейчас в отделении совместно с кафедрой МГМСУ «Травматология, ортопедия и военно-полевая хирургия» разрабатывают новую методику фиксации перелома кисти.
– Перемены в медицине происходят стремительно, – говорит Ивкин. – Много появляется новых методик, лекарств. Обо всём об этом надо знать, чтобы применять в своей работе.

Сергей Ивкин выбрал работу не из лёгких. Дежурить порой приходится целые сутки, а потом ещё днём делать обход своих больных. Но он не жалуется. О чём, дескать, вы вообще говорите? И опять вспоминается мне известная фраза из фильма: «Они же больные, и их надо лечить».

Ольга Матвеева

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30