24 июня 2021 15:55

Нужна идея

Результат транспортных проектов не исчерпывается нормой прибыли

Эксперты предрекают в ближайшие годы мировой и российской экономикам стагнацию, не видя предпосылок для их роста. О том, что может способствовать переходу глобальной экономики на новый уровень развития, наш сегодняшний разговор.
Михаил Байдаков, советник президента ОАО «РЖД», руководитель рабочей группы ОАО «РЖД» проекта «Трансъевразийский пояс Razvitie», председатель правления ЗАО «Миллениум Банк»
– Михаил Юрьевич, в чём, на ваш взгляд, основные причины кризисных явлений в мировой экономике?
– Существует целый комплекс деформирующих экономику причин. С одной стороны, это печатание ничем не обеспеченной долларовой валюты. Количество денежных спекулятивных операций, не связанных с реальным производством и ориентированных на получение краткосрочной прибыли, в какой-то момент превысило критическое значение.
С другой – отсутствие чёткого представления о технопромышленном укладе, в котором развитие промышленности напрямую связано с долгосрочным инвестированием в производство.

– Действительно ли в мире сейчас наблюдается процесс реиндустриализации? В чём причины этого процесса и какие могут быть его последствия?
– Экономическая ситуация в мире очень неоднородна. Реиндустриализация возможна там, где уже была индустриализация, потом произошла деиндустриализация, а теперь снова воссоздаётся промышленность. Не все мировые экономики прошли через эти этапы. Поэтому в отдельных регионах деиндустриализация наблюдается, а в других, наоборот, происходит запуск процессов сверхиндустриализации на основе развития информационных технологий, автоматизации и роботизации производства.
К примеру, в США сегодня формируется политика продвинутого производства, нацеленного на возвращение сюда из развивающихся стран целых связок индустрий и отраслей.
Также говорить о реиндустриализации возможно и применительно к российской экономике. Более того, вопрос о её необходимости в последние годы включён в стратегию развития нашей страны. Причины создания современной промышленности, что и можно назвать реиндустриализацией, очевидны. У нас наметилась необходимость развития несырьевых отраслей экономики, которое позволит стране снять с себя клише поставщика сырья и энергоресурсов, а также расширит спектр поставляемой на внутренний и внешние рынки востребованной и конкурентоспособной продукции промышленного производства. Если же заглянуть глубже в эту тему, то она гораздо шире сугубо экономического вопроса – развитая промышленность обеспечивает суверенитет государства, его способность к самостоятельному развитию, а значит, политической стабильности в обществе, его культурному и духовному развитию.

– Насколько справедливо мнение, что, кроме сырья и его первичной переработки, в России ничего невыгодно производить? Этим, в частности, некоторые эксперты и объясняют снижение наших темпов роста…
– Это очень вредный миф, который, к сожалению, всё больше укореняется в сознании людей. Россия может быть состоятельной промышленной державой. Об этом говорят и наша история, и данные внешнеторгового баланса и его структуры на протяжении многих десятилетий, и сам факт обеспеченности нашей страны всеми необходимыми для этого ресурсами. Поэтому нужно отказаться от либерально-экономических подходов и перейти к целенаправленной политике модернизации промышленных производств с трансфером в Россию самых передовых технологий и локализацией их здесь. Нужно совместное формирование с западными инжиниринговыми и финансовыми центрами интеллектуальной научно-технической базы инновационного развития.
Сегодня совместно с европейцами мы выдвинули мегапроект «Трансъевразийского пояса Razvitie», основанный на долгосрочных вложениях в создание принципиально новой инфраструктуры и формирование крупных промышленных кластеров. Это вызвало огромный интерес у японских промышленников и финансистов, перспективу участия в этом проекте мы также видим для китайцев и корейцев. Подобная стержневая идея способствует развитию мультиинфраструктуры, включающей в себя несколько составляющих: транспортную, энергетическую и телекоммуникационную.

– Значит, можно говорить о том, что мировая финансовая система возвращается к финансированию реальных экономических проектов?
– Мировая финансовая система не является субъектом развития реальной экономики, она лишь один из инструментов, её обеспечивающих.
Структурно мировые финансы делятся на две части: спекулятивную и ту, которая работает в сегменте реальной экономики. Сейчас наблюдается сильный перекос, когда большая часть денежных средств вращается в биржевом, спекулятивном секторе и очень слабо связана с реальным производством. На то, чтобы произошёл возврат привязанности финансовой составляющей к реальным экономическим проектам, направлена деятельность многих экспертных, промышленных и предпринимательских объединений. И эта идея получает сейчас воплощение в жизнь. В позапрошлом и прошлом году мы организовали приезд в Россию представителей клуба Долгосрочных инвесторов, объединяющих крупнейшие европейские банки, пенсионные и суверенные фонды. Именно их генеральная идея о том, что «выход мировой экономики из кризиса связан с долгосрочным инвестированием крупномасштабных инфраструктурных проектов», вошёл в заключительное резюме встречи G-8 – G-20 в 2013 году в Санкт-Петербурге.

– Так почему же в России остановился промышленный рост? Это результат ошибок управления или отсутствие идеи?
– Как раз отсутствие настоящей крупной системной идеи развития и является главной ошибкой. Без подобной идеи происходит бессистемное движение в разных направлениях, хаотичное ручное управление в отдельно взятых регионах. Политико-экономическая стратегия, основанная на принципах экономического либерализма, макроэкономического монетаризма, реализуемых в условиях глобальной открытости, практически неизбежно и приводит страну к «экономике трубы». Нужен принципиально новый подход, объединяющий тысячи проектных решений.

– Действительно ли финансирование проектов из бюджета, в том числе и транспортных, – это единственный выход на траекторию роста ВВП?
– Финансирование проектов из бюджета является лишь пусковым механизмом для формирования фонда привлечения иностранных инвестиций для реализации крупных инфраструктурных проектов. Транспортные проекты в этом аспекте действительно заслуживают отдельного рассмотрения. Прежде всего потому, что результаты их реализации выходят далеко за рамки какой-то одной конкретной бизнес-задачи. Построенная дорога стимулирует развитие смежных видов деятельности, связанных с её обслуживанием, функционированием. А ВВП – это только один из экономических параметров, которым не измеряется то, что мы называем качеством жизни людей. Именно поэтому реализация транспортных проектов, их результат и эффект не исчерпываются лишь нормой прибыли, экономической эффективностью произведённых вложений. Её позитивный эффект лежит также в социальной и политической сферах, а это зона ответственности государства.

– Как вы полагаете, заморозка тарифов естественных монополий поможет стимулировать рост?
– Тарифное регулирование – лишь один из методов управления экономикой страны и отдельными экономическими процессами. Заморозка тарифов естественных монополий может на некоторое время отсрочить рост инфляции, который затем произойдёт лавинообразно с тяжёлыми экономическими и социальными последствиями. Таким методом возможно временно перераспределить доходы между участниками рынка, но никак не стимулировать его рост. А для того чтобы его обеспечить, необходим курс, который, как я говорил ранее, должен быть объединён генеральной идеей развития и возвращения финансовой составляющей в реальный сектор экономики. Также совершенно очевидно, что стране необходимо создание Агентства стратегического планирования на основе новых, современных подходов к планированию и управлению.

– Какие изменения в финансовой системе страны должны произойти, чтобы стимулировать рост экономики?
– Одних изменений в финансовой системе недостаточно. Должен возникнуть целый сектор долгосрочного инвестирования наукоёмких инфраструктурных проектов в реальную экономику. Этот отдельный финансовый сектор должен опираться на совокупность специальных инструментов – специализированных отечественных и международных частно-государственных партнёрств и фондов, обеспечивающих инвестирование в развитие. И главным условием включения российской экономики в этот механизм является наличие таких проработанных и организованных системно в программу высококачественных комплексных проектов, как «Трансъевразийский пояс Razvitie».

Беседовал Сергей Плетнёв


Досье «Гудка»
«Трансъевразийский пояс Razvitie» – это система мультимодальных инфраструктур – железнодорожной, автомобильной, энергетической, водной, информационной, – которая сопровождается строительством новых научных центров и городов со множеством разнообразных новых рабочих мест. Его целью является создание макрорегионального поля генерирования общественного богатства – в качестве новой платформы производства и потребления новых товаров, услуг и технологий.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30