21 июня 2021 06:57

Чичиков из Балашова

Председателю ветеранской организации выразили недоверие за методы его работы

Молодцеватой походкой он прохаживается по кабинету совета ветеранов Балашовской дистанции пути, словно по полевой палатке главнокомандующего.
– Я сдаваться не собираюсь, – многозначительно прищурившись, говорит Владимир Греченок, – ещё повоюем.

Глядя на его сухощавую, энергичную фигуру, и не скажешь, что ему почти 70 лет.

Ситуация в совете ветеранов Балашовской дистанции пути сегодня точнее всего характеризуется знаменитой фразой из фильма: «А это Шура – симпатичная, но, к сожалению, активная. Когда-то её выдвинули на общественную работу и с тех пор никак не могут задвинуть обратно».

«Военные» действия, которые Греченок намеревается продолжать, давно перешли в разряд затяжных. Уже несколько месяцев как его, председателя совета первичной организации ветеранов, сняли с этой должности, но Греченок до сих пор считает решение незаконным и не освобождает кабинет. Уходя, он опечатывает его собственной печатью, и никто не решается её сорвать: побаиваются, скажет ещё, что что-нибудь пропало.

Доходит до смешного: и бывший, и новый председатели подают ходатайства руководству, принимают ветеранов. Начальник дистанции откликается на просьбы обоих, говорит, помогаем-то ветеранам и не важно, через кого они к нам обращаются. Правда, денежные перечисления делаются на счёт узлового совета, пока в местном такая «неоднозначность». Но весёлого в этом мало. Ветераны в недоумении, не знают, к кому идти и кому верить. А Греченок считает, что на войне все средства хороши...

12 ноября «Гудок» опубликовал письмо ветерана войны и труда Нестора Бухтина о работе Греченка. Автор писал, что, мол, как отец родной Михалыч всем стал, а до него совет и не работал вовсе. Это-то письмо и вскрыло наболевшее. В газету тут же посыпались звонки и письма.
«Начнём с того, – писали ветераны, – что Греченок уже не является председателем. Ещё в октябре он был не просто снят со своего поста, а вовсе выведен из состава совета ветеранов. Причин тому достаточно. Ветераны-пенсионеры не раз обращались с жалобами на грубость и некорректное поведение Греченка. Кроме того, указывали в письме на финансовые махинации. Так, юбилярам выдаётся по 500 руб., однако на руки они получали только 300, а остальные деньги, со слов Греченка, направлялись в некий «благотворительный фонд». Кем этот фонд организован, кому помог и где деньги, нигде не отражено. Мало того, в списки на поощрения и помощь Греченок несколько раз включал людей, уже умерших! За все эти «художества» люди и выразили ему недоверие».

Оказывается, подобные замашки новоявленного Чичикова терпели долго. Первые жалобы на него стали поступать почти сразу, как его избрали председателем в 2011 году. С тех пор и накапливались обиды.
– Вспоминать о нём не хочется, – говорит Татьяна Никитична Муратова. – Я отработала в дистанции 42 года и такого неуважения не видела. В 2013 году он ходатайствовал о материальной помощи для нескольких ветеранов – по 500 руб. В списке была и я. Но услышала об этом случайно. Я к нему с вопросами: что, когда, хотела поблагодарить. «Кто пообещал, тот пусть и даёт тебе», – был его ответ. Он со всеми на «ты», кстати. И я ничего не получила. А дальше, что вы думаете? Ведомость он сдал для отчёта, а там стояла липовая подпись напротив моей фамилии! «Липу» подтвердила и комиссия, которая потом была. Это всё очень некрасиво.

Кстати, в той же ведомости фигурирует фамилия самого Греченка. И подлинность его подписи сомнений не вызывает. Вот только каким образом он, работающий пенсионер, мог вообще претендовать на эту помощь, не ясно.
– В чём моя ошибка, так это в том, что допустил избрание Греченка на этот пост, – сетует сегодня бывший председатель узлового совета ветеранов Виктор Попов. – Мы тогда посмотрели сквозь пальцы на то, что он работающий пенсионер. А в ветеранскую организацию ведь входят только уже ушедшие на отдых железнодорожники.

А посмотрели сквозь пальцы потому, что желающих не было. Работа нервная, требует здоровья – всё время на ногах, в разъездах, да и бухгалтерию надо вести. А тут бодрый и активный Владимир Михайлович, дежурный по переезду, сам изъявил желание. К тому же в конце 80-х он несколько лет был председателем профкома таксомоторной базы в Душанбе. И его избрали.

Трудовой путь его всегда был связан с транспортом. Начинал судомехаником в Северном морском пароходстве, затем были автобазы в Душанбе, работал там механиком, а в 1995 приехал в Балашов и устроился наладчиком путевых машин в дистанцию пути. С техникой обращаться он умеет, этого не отнять. Но когда стал пусть маленьким, но начальником, в нём проявились вдруг новые черты, о которых никто и не подозревал.
– Вот посмотрите на нашу работу, как мы праздники отмечаем, – Владимир Греченок не без гордости показывает на многочисленные стенды с фотографиями. На них пенсионеры получают подарки или запечатлены на собраниях в дистанции. Он с загоревшимися глазами и улыбкой смотрит за моей реакцией. Похоже, что эти стенды – его любимое детище. Говорят, на них он тратил и собственные деньги. И этому вполне веришь.

Он подводит меня к особому стенду «Было и стало». Под заголовком «Было» на фотографиях председатель профкома вручает подарки ветеранам-учителям, под «Стало» – многолюдный праздник в совете ветеранов. Но логичных вопросов: почему сравниваются две разные организации и чем плохо поздравлять учителей – Владимир Михайлович предпочитает не понимать. И отвечает: «Вот я и говорю: это разные организации, посмотрите, что было и что сейчас!»

А что сейчас? Да, традиционные праздники проводятся. Да, кто-то из ветеранов получает подарки и помощь. Но появились и те, до кого выделенные деньги не дошли, и те, кого, несмотря на почтенный возраст, стали называть на «ты»...

Вопиющие случаи можно долго перечислять. В ходатайствах на денежную помощь регулярно появлялись фамилии людей, которые не числятся в базе ветеранов. В первый раз он объяснил это тем, что «хотел вас проверить». С тех пор в узловом совете перепроверяют каждую фамилию.
– У нас с ним нестыковка по количеству ветеранов, – рассказывают в отделе кадров дистанции пути. – В нашей базе 237, у него 317. Говорит, нашёл неучтённых. Мы с удовольствием всех примем, но нужны документы. Он либо не приносит совсем, либо выясняется, что это люди с других предприятий. А он им обещает, они потом звонят и спрашивают, почему их до сих пор не внесли в базу. Диалога с ним нормального не получается, на наши отказы он злится и угрожает нам кому увольнением, кому почему-то выселением из квартиры...

Ставится ему в вину и то, что он, председатель совета ветеранов, собирал с пенсионеров профсоюзные членские взносы. Для этого даже ведомость взял в профкоме. Только денег потом не передал. А ведомость, говорит, взял для образца, чтобы собирать благотворительные пожертвования. Но для этого существует другой порядок, жертвователь должен писать заявление, и ведомость тут ни к чему...
– Он собирал эти взносы и раньше, – рассказывает Лидия Ивановна, дочь заслуженной железнодорожницы Валентины Кулаковой. – Мама всегда состояла в профсоюзе, и мы отдавали деньги именно в качестве взносов. А он не передал их в профком... Мы привыкли верить людям, ну как это так – взять и не отдать? Мне за мать очень обидно, она всю жизнь на дороге проработала. Всегда с таким трепетом ждёт, когда с дистанции придут на праздник... В этом году я уже сама приехала к председателю профкома Геннадию Владимировичу Тертову, чтобы сдать взносы.

Так поступают сейчас многие, большинству пришлось сдавать деньги дважды. А куда пошли те «пожертвования», неизвестно. Возможно, на те же стенды.

Комиссия Балашовской дистанции пути неоднократно проверяла работу Греченка – обходили ветеранов с вопросом, что и когда им давала ветеранская организация. В апреле из 8 юбиляров, которым было выделено по 500 руб., лишь один (!) получил 300 руб., остальные – ничего, двое в списке – умершие. Подобная картина открывалась и при других проверках.

В дистанции часто вспоминают гоголевские «Мёртвые души». Некоторые даже взялись перечесть классика. Вот только непонятно: какая выгода у их «Чичикова»? Нажиться на ветеранских деньгах сложно, суммы-то уж больно невелики.

Да ведь не только в денежных делах проявляются «методы» Греченка. Например, к Дню пожилого человека профком в дистанции организовал концерт. Но он почему-то не пригласил на него ветеранов, хотя был заранее предупреждён. Многие тогда расстроились, ведь для них каждая встреча, каждый праздник в дистанции – большое событие, которого ждут.

Вообще, на корыстолюбца Греченок не похож. А вот смекалка, изворотливость, большое самомнение налицо. Видимо, эти-то качества «великого комбинатора» и определяют его поведение.

Вот ради чего было использовать имя уважаемого 90-летнего железнодорожника Бухтина? Он ведь «своего» письма в «Гудок» не только не писал, но и не читал – это за него сделали. Ради красивого словца в газете?..

Ситуация, кажется, зашла в тупик. Взывать к совести бесполезно, отобрать кабинет не позволяет тактичность, а решить дело цивилизованно не удалось... В итоге одни уповают на решительные действия начальника дистанции Константина Стратовича. Но его некоторую отстранённость от этого дела легко понять. Ему, молодому железнодорожнику, не хочется применять суровые меры к пожилому человеку. А другие надеются на твёрдость вышестоящих чинов совета ветеранов. В конце концов, кто как не они вправе потребовать выполнения решения собрания? Между тем дальше тянуть уже нельзя. Скоро ведь весь Балашов смеяться будет. Пора в этой истории ставить точку.

Наталья Цыплева,
спец. корр. «Гудка»
Москва – Балашов – Воронеж
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30