13 июня 2021 10:40

Памятник «Славянке»

Белорусский вокзал запечатлён в фильмах, посвящённых Великой Отечественной войне

Сюда, на Белорусский, в 1945 году прибывали эшелоны с фронтовиками. Без снятых здесь документальных кадров возвращения советских солдат с войны не обходится ни одна передача, посвящённая 9 Мая.
Прославил Белорусский вокзал одноимённый фильм режиссёра Андрея Смирнова, вышедший в 1970 году. «И значит, нам нужна одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим!» – подпевали зрители героям-однополчанам, расставшимся на Белорусском в 1945 году и встретившимся через 25 лет после Победы.

Родных на перроне дождались не все. Но даже те, кто получил известие о гибели близких людей, всё равно приходили встречать воинские эшелоны: вдруг ошибка? Не может быть, что он умер! Момент этот во всей его трагичности стал финальной сценой фильма «Летят журавли», в 1957 году перевернувшего русский кинематограф. Героиня, которую сыграла юная Татьяна Самойлова, в белом платье невесты пробирается по перрону сквозь толпу обнимающихся, смеющихся, плачущих… «Боря!» – вскрикивает она, обознавшись. Но её любимый никогда не вернётся...

Фильм режиссёра Михаила Калатозова и оператора Сергея Урусевского, в основу которого легла пьеса Виктора Розова, до сих пор остаётся единственной полнометражной отечественной картиной, завоевавшей «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля. Но судьба фильма была нелёгкой.

В ленте много непривычного. В сюжет о любви и войне вплетается измена, причём положительной героини, что было недопустимо для советского кинематографа. Операторская работа рушит устоявшиеся каноны. Даже внешность Самойловой – скуластой, раскосой – выламывается из рамок привычных героинь…

До того как стать режиссёром, Михаил Калатозов успел побывать киномехаником, монтажёром, оператором, провёл несколько лет в Голливуде, так что его профессиональный кругозор не ограничивался одной стороной «железного занавеса». Хотелось создать более сложную, полную нюансов, приближенную к жизни картину. Тут они с Сергеем Урусевским совпали.
«Калатозов начинал как оператор, он видел какие-то вещи, которые рядовой режиссёр мог и не увидеть, – рассказывал сыгравший главную роль Алексей Баталов. – И хорошо понимал Урусевского». А тот с энтузиазмом выдумывал для каждого кадра свои приспособления. Для съёмки эпизода, где Баталов мчится вверх по винтовой лестнице к героине, в павильоне выстроили лестничный «колодец» в три этажа, внутри которого находился столб с прикреплённой к нему операторской люлькой. Помощники тянули за верёвку, и Урусевский вместе с героем взмывал вверх. Когда снималась панорама прохода разведчиков, оператора, лежащего на листе кровельного железа в давно промокшем ватнике, ассистенты исправно таскали вместе с камерой по грязи. В сцене гибели Бориса (той, где мы видим ставшие уже классическими кружащиеся берёзы) Урусевского, восседавшего в самодельной тележке, катали по болотной жиже вокруг деревьев. В пробеге героини по платформе через толпу, когда слышно её дыхание, оператор давал Татьяне Самойловой в руки тяжёлую камеру, и она снимала себя сама…

Первый показ состоялся в августе 1957 года на «Мосфильме» – для худсовета. «…Картина не просто хорошая, не просто великолепная, а я считаю её поразительной», – резюмировал знаменитый режиссёр Сергей Юткевич. Лауреат двух Сталинских премий Григорий Рошаль признался: «Это огромная удача… Мы все были счастливы и зарёваны». Но после выхода в прокат фильм разругали во всех газетах, а Хрущёв и вовсе обозвал героиню шлюхой. И тем не менее благодаря счастливой случайности картина попала на Каннский кинофестиваль.

В ту пору никому ещё не известный 20-летний Клод Лелуш случайно оказался на съёмочной площадке Калатозова на «Мосфильме». Увиденное потрясло его, они познакомились. «Между нами возникла симпатия, настолько, что он повёл меня смотреть отснятый накануне материал, и я увидел 25 минут фильма, – вспоминал Лелуш. – Я никогда не видел кадров, которые бы так тронули меня». Вернувшись в Париж, он позвонил незнакомому ему директору Каннского фестиваля и сказал, что видел фильм, который должен попасть в Канны! Видимо, он был убедителен: «Летят журавли» включили в конкурс, и результатом стала «Золотая пальмовая ветвь».

С момента создания фильма прошло более 55 лет, но сцена на Белорусском вокзале до сих пор продолжает жить в передачах, посвящённых Дню Победы. И звучит в ушах «Прощание славянки». Кстати, совсем скоро эта музыка будет воплощена в камне для потомков. Работы на конкурс скульптур, организованный ОАО «РЖД», Министерством культуры РФ и Российским военно-историческим обществом, по лучшему воплощению музыкального символа встреч и разлук принимаются до 1 февраля. Памятник «Прощание славянки» собираются поставить на площади у Белорусского вокзала.

Мария Анисимова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30