18 июня 2021 06:41

Крачковская – фамилия железнодорожная

Кинозрители хорошо знают Наталью Крачковскую прежде всего по роли мадам Грицацуевой в «Двенадцати стульях», да и в фильмах последних лет «Русский счёт», «Русский бизнес», «Русское чудо» она сыграла талантливо. При этом мало кто знает, что Крачковские – это ещё знаменитая железнодорожная фамилия.
– Да, мой тесть Василий Поликарпович Крачковский в 20–30-е годы был профессором МИИТа, его книги по ремонту пути вышли несколькими изданиями, он автор научных работ в области путевого хозяйства. Как рассказывал муж, это был человек удивительной душевной красоты, учёный в полном смысле этого слова. По его учебникам до сих пор учатся будущие железнодорожники. В 1938 году его расстреляли, в 56-м реабилитировали. Их семья получила за всё сполна, его жена просидела в Бутырке восемь месяцев – тогда это было в порядке вещей.

– Наталья Леонидовна, а ваша жизнь как-то связана с дорогой?
– А как же, только по ней и езжу. В самолёте неинтересно – взлёт и посадка. А под стук колёс хорошо читается, думается. Есть что-то успокаивающее в поезде. Люблю смотреть в окно, просто так, бесцельно – смотришь, и глаз отдыхает. И «Гудок» ваш читаю с удовольствием.

– Вашей визитной карточкой в кино стала мадам Грицацуева.
– Помню, что я открыла книжку Ильфа и Петрова и прочла: «Женщина необъятных размеров с арбузными грудями». От такой обиды меня просто заколотило. Я мужу говорю: «Володя, что это такое?» А он: «Ты в зеркало-то на себя смотришь?»

– Вы всегда имели такие пышные формы?
– Нет, в детстве я была худенькой. Я ведь выросла в послевоенные годы, когда кусок хлеба с растительным маслом, посыпанный сахарным песком, был вместо пирожного. Но потом мы стали жить лучше, появилось много продуктов, люди стали поправляться. А так как я человек, который очень любит всё, что доставляет удовольствие, то начала поправляться быстрее, нежели другие. Гайдай мне всегда говорил: «Наташа, пока мы с вами работаем, не вздумайте худеть». Я говорила: «Ну что вы, даже если захочу, всё равно этого не сделаю».

– Интересно, если бы Леонид Гайдай был жив, что бы он делал? Снимал бы кино?
– Я уверена, что он бы снимал кино, потому что на него всегда бы нашлись деньги. Причём это были бы хорошие картины. Я всегда относилась к нему с чувством какого-то обожания, боязни и в то же время удивительного доверия. Если он говорил «хорошо», я знала, что это действительно хорошо. А если ему что-то не нравилось, значит, это было очень плохо.

– Не так давно у вас был юбилей...
– Да, и я по этому поводу устроила праздник, я люблю праздники! Время сложное, и надо выживать самому. Надо отбросить свою российскую леность и сказать себе: дорогой ты мой друг, постарайся доставить радость прежде всего себе. Если ты доставишь себе радость, значит, доставишь радость своему ближнему.

Беседовал Игорь Логвинов

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30