09 марта 2021 04:38

Осмыслить невозможно

Четверо подрывников, устроивших теракт «Невского экспресса», приговорены к пожизненным срокам. Ещё шестеро преступников отбывают наказание от семи до восьми лет лишения свободы. Однако люди, потерявшие родных и пострадавшие в теракте, до сих пор пытаются осмыслить то, что произошло. И поездная бригада «Невского» не исключение.
Состав, как и прежде, готовят к рейсу в депо вагонного участка Санкт-Петербург-Московский. В пятом вагоне собираются четверо из проводников, переживших теракт.
«Когда шёл суд над террористами, мы следили за новостями. Хорошо, что их наказали. Только законы у нас гуманные, таких расстреливать надо, а не пожизненные сроки давать», – считает проводник Пётр Галушка.
«Честно говоря, не очень хочется вспоминать, – признаётся проводник Надежда Осипова. – Говорят, время лечит, но… Одно дело видеть это по телевизору, а другое – когда ты собираешь руки, ноги, рядом люди, зажатые в вагоне, кричат, а ты не можешь их вытащить».


Теракт

Взрыв под проходящим поездом произошёл в 21.34 на перегоне Алёшинка – Угловка. Начальник поезда Сергей Михайличенко и механик Денис Бороздин сразу побежали осматривать состав и увидели два оторванных хвостовых вагона.
«Я увидел вспышку, потом почувствовал удар, подумал: ледяная глыба ударила, а когда затормозили, не смог удержаться на месте, все вещи попадали, попытался встать – и никак, – вспоминает Пётр Галушка. – Когда остановились, выглянул и понять не могу, почему последний вагон стоит боком. Не сразу дошло, что он сошёл с рельсов. Пассажиры тоже ничего не поняли, спрашивали, когда поедем. Отвечал: сейчас продолжим путь. А потом позвонил начальник поезда: «Пётр, тут беда, двух вагонов нет». И я понял, что это всё... Стали звать врачей, собрали матрасы, простыни, всё, что можно было, и побежали туда».

Кресла в первом вагоне сорвало, людей протащило в его конец. Во втором – среди разодранной обшивки, проводов, обломков колёсных пар и бетонных столбов – лица в крови, вещи, кулеры с водой, стоны, крики о помощи…

К моменту, когда подоспела помощь, поездная бригада уже начала эвакуировать пассажиров. Проводник перевернувшегося второго вагона Алексей Иванов в общей сложности вытащил 25 человек. Около 30 уцелевших пассажиров кинулись на помощь поездной бригаде. Проводники до сих вспоминают Олега Смирнова, который в шоковом состоянии, несмотря на собственные травмы, творил чудеса – гнул железо голыми руками, разбивал окна, достал из раскуроченных вагонов по меньшей мере три десятка человек.

Проводники и пассажиры относили спасённых на подстанцию и в домик пожилой женщины Елены Голубевой. Старушка отдала всё, что у неё было. Словом, трагедия показала, что есть у нас герои. А есть и те, кто просто смотрел и снимал жуткие картинки на мобильник.

Около 4 часов утра было объявлено о 25 погибших и 95 пострадавших. Впоследствии ещё трое умерли в больнице.


Первый год

Если и есть что-то похожее на чувства человека, которого только-что постигло горе, то, наверное, это и есть образ раскуроченного взрывом вагона, с битыми стёклами и вывернутым нутром. И без надежды на восстановление.

Первые три месяца после теракта «Невский» не ходил в рейсы. Люди, потерявшие родных, члены поездной бригады переживали шок и проходили реабилитацию.
«Когда ехали на поезде в Сочи восстанавливаться и я собрался спать, разделся и лёг, тут же вскочил от ужаса. Быстро оделся, сел, дверь открыл – так и ехал. Насмотрелся, как тогда мёрзли пассажиры раскуроченного вагона, и не мог отделаться от этого страха», – вспоминает Пётр Галушка.

Проводница первого вагона Светлана Матюшина три месяца пролежала в больнице. Она осталась жива чудом – благодаря так досаждающей проводникам привычке пассажиров складывать свои баулы на верхние полки.
«Мы не любим, когда наверху лежит много багажа, от него грязи много, – объясняет Пётр. – Света прошла в конец вагона к пассажиру с чемоданами, принесла ему чай. В это время вагон оторвался от поезда, багаж попадал вокруг неё и защитил от удара – фактически спас». Год спустя Светлана родила девочку.

После курса реабилитации проводников отправили в отпуск. Некоторые не вернулись на работу. Юрий Петров ушёл на пенсию, Наталья Ковчуга долго лечилась, потом уволилась. Расстались с железной дорогой Юлия Семёнова (она уехала из Питера, вышла замуж), Ирина Савельева, которая сейчас живёт в Ржеве и трудится в гостиничном бизнесе. В том рейсе в качестве механика ехал и Артём Шилов. После крушения он ушёл в авиацию. «Артём всегда говорил, что рано или поздно станет лётчиком. В авиации же жёсткие требования, и он их все преодолел. Мы за него очень рады», – рассказал Пётр Галушка. Остальные члены коллектива остались на «Невском», лишь Алла Лебедева перешла работать в специальный прицепной вагон.

В годовщину трагедии у поминального креста, установленного на 285-м км второго главного пути перегона Алёшинка – Угловка, прошла панихида. Весь день проходящие локомотивы подавали звуковой сигнал в память погибших.


Второй и третий годы

Первое время «Невский экспресс» делал лишь один рейс в неделю, потом два. Поездная бригада, пережившая теракт, разделилась между тремя начальниками поездов, под началом Сергея Михайличенко сегодня работают трое проводников. Но все, проезжая место крушения, неизменно выглядывают в окно и смотрят на крест. Говорят, после того страшного дня стали сильнее характером и духом. Правда, седых волос прибавилось.

Смерть пассажиров они до сих пор переживают как личную трагедию. Снова и снова перематывая в памяти те события, пытаются хотя бы в уме изменить ход событий. Говорят: вот задержись Тарасов на полчаса в вагоне-ресторане, был бы жив. Или вспоминают пассажира, который пошёл в хвост поезда с кем-то поговорить – оказалось, навстречу своей смерти. А другой, выйдя из вагона-ресторана, на своё счастье заблудился и направился не в свой вагон, а в сторону локомотива.
«Не знаю, что это, наверное, судьба, – размышляет Надежда Осипова. – Помню парня, которого мы с проводницей вагона Мариной Смирновой вытащили, у него были ноги переломаны. Как он рыдал… Рассказал, что уговорил друга поехать на выходные в Питер, а теперь его самого мы вытащили, а друг погиб, как смотреть теперь в глаза его родителям».

Как оказалось, проводники спасли и беременную девушку – ещё при посадке в Москве. «Купила электронный билет, а регистрацию не прошла, – говорит Пётр Галушка. – Появилась перед самым отходом поезда, упрашивала пустить в вагон. Отказали – не имеем права. В итоге она улетела на самолёте. Уже потом нашла нас, чтобы поблагодарить: спасибо, что не взяли».


Четвёртая годовщина

Постепенно поезд «Невский экспресс» вошёл в ежедневный график. Изменилось только время отправления и прибытия: из Санкт-Петербурга теперь он отправляется в 14.30, из Москвы – в 16.40. Пассажиропоток восстановился, поезд каждый раз уходит полным. По словам проводников, нередко встречаются в вагоне с пассажирами, с которыми четыре года назад пережили теракт.

Спрашиваю Надежду Осипову: не страшно вновь и вновь ехать «Невским экспрессом»? Отвечает, что в наше время и домой идти в десять вечера бывает страшно. Перед тем как открыть дверь вагона и начать проверять билеты, говорит: «Когда думаю обо всём этом, не понимаю, кому это было надо, кто и зачем погубил невинных людей? Зачем эти теракты, взрывы домов, рынков? Откуда эта злость, ненависть друг к другу? И в чём виноват человек, который купил билет и едет домой, к жене и детям? И кто вообще дал право лишать человека жизни?»

Яна Позолотчикова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31