03 марта 2021 02:28

Время не ждёт

Кинорежиссёр Кшиштоф Занусси считает, что люди полагаются на обстоятельства, а не на самих себя

Известный польский режиссёр Кшиштоф Занусси очень часто бывает в России, можно сказать, здесь у него постоянный творческий интерес. Вот и недавно он представил в Нижнем Новгороде ретроспективу своих фильмов, а также впервые показал отрывки из новой картины «Инородное тело».
В новом фильме снялись польские и итальянские актёры, а также наши – Михаил Ефремов и Чулпан Хаматова. Предположительно, картина увидит свет к следующему лету, когда Занусси исполнится 75 лет. Корреспондент «Гудка» отправилась в Нижний и поговорила с классиком польского кинематографа о новой ленте, о роли женщины в современном обществе, об Интернете и о разнице менталитетов русских и европейцев.

Мы встретились в холле отеля. Высокий, в очках, в простом, но добротном бежевом плаще. У пана Кшиштофа насыщенная программа, мы общаемся в перерывах между делами. Пока идём по булыжной мостовой, едем в машине, пересекая широченную Волгу, пьём кофе, пан Кшиштоф посмеивается, и благодаря этим лёгким, словно облачка пудры, смешкам кажется, что в жизни всё просто. Он ни на секунду не теряет нить разговора и, если нас прерывают, говорит с улыбкой: «Извините, будем продолжать».

– Пан Кшиштоф, почему пригласили на съёмки наших актёров Михаила Ефремова и Чулпан Хаматову?
– Я знал ещё отца Миши – Олега Ефремова. Ставил у него во МХАТе спектакль «Игры женщин». И в нём были заняты Миша и его жена Женя Добровольская, Катя Васильева.
А Чулпан произвела на меня впечатление во многих картинах. Я предложил ей небольшую роль, и она согласилась.
Я не ожидал, что такой известной актрисе будет интересна второстепенная роль.

– Чулпан – сильная женщина и играет таких же героинь. И в вашей картине полно «железных леди». Дань времени?
– Я вырос в окружении сильных женщин. Благодаря маме я пережил войну. И жена – сильный человек. Даже в технике. Машину умеет починить. Эльжбета – идеал для меня. Без неё не было бы и половины того, что я сделал. Мы всю жизнь вместе, что редкость для творческих людей.

– Но не кажется ли вам, что браки в традиционном смысле этого слова уходят в прошлое? Часто люди выбирают для себя модель гостевого супружества.
– Нет. Я за традиционные браки. Их можно создать и сохранить. Главное – понимать, как это делать. Мы с женой всё делаем вместе, в том числе и трудности преодолеваем, поэтому и чувства живы. А если люди живут рядом, но при этом они не вместе, тогда и начинаются несчастья. Я постарался рассказать об этом и в «Инородном теле». Там есть сцена, где главные герои поднимаются в гору на велосипедах и помогают друг другу, тянут вверх. Так должно быть и в браке... А вспомните Майю Коморовску – актрису, которая снималась во многих моих картинах. Она играет сильных женщин. Она танк, но при этом ранимая. В жизни такая же.
В фильме «Квартальный отчёт» у неё есть муж, ребёнок, она успешна в работе. Но однажды она в пух и прах ругается со своим директором. И за это её обожают феминистки. Но они же ненавидят её за то, что она, уйдя от мужа, потом возвращается к нему. А мне понравился именно такой финал.
Мне кажется, настоящее достижение как раз в том, чтобы не развестись, а сохранить брак. Это победа над самим собой и выражение свободы.
Я люблю сильных женщин, но в новой картине я сделал одну из них отрицательной героиней, потому что захотел показать, в чём опасность таких дам для общества. Многие бизнес-леди больше, чем мужчины, нацелены на карьеру, власть, деньги и не хотят быть женственными. В западной культуре эта тенденция существует.

– А чем вам не угодили слабые женщины? И какой тип дам можно к ним отнести?
– Это слабохарактерные женщины. В слове «слабость» есть шарм. Мы сразу представляем себе худенькую даму, которую хочется защитить. Но слабость – это не деликатность, например. Только сильный человек может позволить себе быть деликатным. Точно так же как скромность – не несмелость.
С несмелостью надо бороться. Это признак высокомерия. Несмелый думает только о себе, о том, как он выглядит в глазах других. Помните, когда мы с вами шли по улице и спросили у девушек, как нам пройти в нужное место, ни одна из них не улыбнулась. Из страха. Они думают, что, если улыбнутся, их сочтут несерьёзными.

– Вот-вот, пан Кшиштоф! Вам кажется, что девушки не улыбнулись, потому что они чего-то боятся, а на самом деле они не сделали этого, потому что вообще не думали об этом. В России улыбаться незнакомым не принято.
– Я по происхождению итальянец и привык к тому, что порядочный человек улыбается просто так. Он считает, что незнакомый человек – друг, а не враг.

– Но вы часто бываете в России. И не кажется ли вам, что наши люди, помимо того что не научились улыбаться, всё-таки изменились с советских времён?
– Конечно, они стали более смелыми. Но много плохого ещё осталось. Например, фаталистические настроения. Люди твердят: «Нам не везёт». Я слышать не могу эту фразу! В ней видна тень марксизма: будто всё зависит от условий. Но это не так. Любой человек в любых обстоятельствах может что-то сделать. Да, бывают разные жизненные обстоятельства, во всех странах жалуются на общество, государство, начальников, но надо бороться с трудностями и задаваться вопросом: а что я могу сделать для того, чтобы завтра стало лучше, чем вчера? Гражданское общество основано на том, что каждый человек несёт ответственность не только за себя, но и за людей из своего окружения.

– Какие люди в России не радуют ваш глаз?
– Никогда не надо показывать: я богат. Надо выглядеть гораздо скромнее, чем на самом деле. Не надо показывать: я образован. Другие в вашей компании будут чувствовать себя неуютно. Не надо устраивать «неймдроппинг» – сыпать именами известных людей, с которыми вы хорошо знакомы. Нужно делать это между строчками. Если я скажу, что знаком с Дмитрием Медведевым, это будет «неймдроппинг», и впечатления на милых людей я не произведу.

– У вас в Польше есть своя школа…
– Да, и не одна. Их уже три. Они все частные. Мы учим ребят смелости мысли прежде всего. Нужно быть скептиком в некотором смысле и проверять информацию. Только тогда вырастут настоящие авторитеты.

– Вы преподаёте по всему миру и иногда в нашем ВГИКе. Но я читала, что в Польше самое страшное пожелание: «Учи чужих детей!» Что же вас заставляет это делать?
– (Смеётся.) У меня нет собственных детей, поэтому я занимаюсь чужими. Я живу в окружении разных молодых людей, которых приглашаю в гости. Но у меня в большинстве своём учатся взрослые дети, а это гораздо легче.

– Вы пытаетесь искоренить в них зачатки дурновкусия, о котором мы говорили?
– Это проблема воспитания, а не учёбы. Я могу только как режиссёр, с помощью художественных средств, показать, как и что выглядит. Например, если мы ставим Чехова, нужно понимать, что мужчина не может сидеть, когда разговаривает с женщиной. Если человек необразованный, надо его образовать, а не удивляться этому. Однажды в Хьюстоне студенты-режиссёры показывали мне свои работы. Эти фильмы были по сути вторичны. Ребята повторяли то, что увидели по телевизору, в то время как я просил их: «Расскажите о себе: о своих сомнениях, страстях».
И один студент, когда я начал сетовать на увиденное, сказал: «У меня в жизни только один раз был сложный выбор. Я думал, какой телефон предпочесть: «Нокиа» или «Моторолу»?» Такой ответ меня позабавил, и я ответил: «Вы имеете смелость смеяться над собой, и это хорошо. Но если вы сделаете картину о том, как бедный человек пытался сделать такой выбор, получится великий фильм!»

– Пан Кшиштоф, вы член Папского совета по культуре и обсуждаете проблемы в области культуры и её взаимодействие с религией. Какие трудности поджидают нас в этих сферах в XXI веке?
– Да, мы – люди из разных стран и разных профессий – собираемся, встречаемся с епископами из разных стран и обсуждаем перемены современной культуры в глобальной перспективе. Где-то лет десять назад мы много занимались постмодернизмом. Исследовали вопросы о том, как он влияет на архитектуру, музыку. А на последнем заседании обсуждали, как Интернет, доступность информации влияют на религиозность человека, на его чувствительность.

– И к какому выводу пришли?
– Интернет как дождь. Его нельзя запретить. Видите, уже и папа римский пользуется «Твиттером». Глобализация сблизила всех. Раньше мы и не слыхивали о существовании других культур, а сейчас, чтобы общаться, даже языки знать не обязательно. С помощью автоматического переводчика можно свободно обмениваться информацией с единомышленниками, скажем, из Аргентины или Таиланда. Я думаю, что Интернет будет интересен для всех до тех пор, пока развивается технологическая цивилизация, но надо думать о том, как употреблять его плодотворно дальше.

– Заметили ли вы, что чем дальше, тем быстрее движется время и все увлечения людей, как следствие, становятся поверхностными?
– В этом нет ничего плохого. Для огромного числа людей жизнь продлилась. Мы можем гораздо больше, чем раньше, сделать для улучшения здоровья. Мы способны свободно перемещаться по миру. А раньше большая часть населения тратила все силы только для того, чтобы не голодать. И ни на что времени не было. А сейчас мы работаем пять дней в неделю, вскоре будем работать уже только четыре, потому что работа на заводе или в офисе в перспективе будет не главным требованием жизни. Необходимо творчество: инновации, свежая мысль. А для этого нужен только свободный ум. Работа ушла в Азию. Лучше всего люди умеют делать что-то руками в бедных странах. Правда, уже и из Китая она медленно уходит. На смену рабочим приходит автоматика.

– Это точно. В Европе всё автоматизировано, и нигде не осталось кассиров. И у нас почти так же. Но не кажется ли вам, что всеобщая автоматизация может привести к одиночеству людей?
– Наоборот, работа не объединяет людей. Посмотрите картину Чарли Чаплина «Новые времена». Разве героев там объединяла работа? Зачем мне общаться с кассиром, а не с соседом, к примеру? Это Ленин так придумал, чтобы связь между людьми шла через работу, а не через жильё. На заводах давали и еду, и одежду. А в гражданском обществе – территориальная связь. Сосед важнее всего. Да и рабочий класс как таковой исчезает.
Я присутствовал на открытии под Турином первой линии автомобилей, к которым рука человека не прикасается. Всё делается само. Человек только контролирует процесс. Прекрасно!
Так зачем терять время?

Беседовала
Евгения Заболотских
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31