06 марта 2021 01:28

Душа за страну болит

Смысл жизни она видит в служении обществу

Есть такие счастливые люди, которые живут по законам  человеческой мудрости. Уже замечено: если человек делает правильный вывод из любого события – он накапливает положительный жизненный опыт.
В свои 90 лет Екатерина Алексеевна Прочухан чувствует себя счастливой
Почётный железнодорожник Екатерина Алексеевна Прочухан за свои 90 лет ощутила на себе все нелёгкие перипетии многострадального XX века. Но заложенная в ней оптимистическая жилка всегда помогала делать тот самый правильный вывод. Она считает, что ей везло, поэтому без всяких протекций попадала к добрым, отзывчивым людям, в хорошие коллективы. Но она даже стесняется назвать себя счастливым человеком, будто это заслуга не её лично, а всех тех, кто встречался ей на жизненном пути.

Путь этот она, отдавшая большую часть жизни нашей отрасли, прошла не по красной дорожке. Детство прошло в деревне Куты Кингисеппского района Ленинградской области. Многодетная и очень дружная семья хотела видеть способную к учению Катю агрономом или животноводом. Поэтому после окончания семилетки в конце 30-х годов она поехала в Ленинград с намерением поступить в сельскохозяйственный техникум. Оказавшись в городе, девушка просто пошла по улице и интересовалась у прохожих, где он находится. Но все только разводили руками. А вот объявления о наборе в железнодорожный техникум попадались ей на глаза много раз.
– Я впервые увидела рельсы и паровоз, когда в Ленинград поехала, – вспоминает Екатерина Алексеевна. – Но так устала искать свой сельскохозяйственный, что на всякий случай вчиталась в предлагаемые специальности железнодорожного. И мне очень понравилось название «искусственные сооружения». Я подала заявление на эту специальность факультета путевого хозяйства, не имея представления, что это такое. Поступила. Училась с удовольствием.

Катя Прочухан была в восхищении от преподавателей, которые выглядели очень солидно и уважительно относились к студентам. И от самих дисциплин, которые преподавались, а изучали они Общий курс железных дорог, организацию и технологию строительства железнодорожных путей и искусственных сооружений. Причём серьёзный, ответственный подход к делу воспитывался с первого дня пребывания в стенах учебного заведения.
– Для меня, деревенской девчонки, это была школа жизни, – поясняет те свои давние чувства Екатерина Алексеевна.

Но тут началась война с фашистами. И страна начала экономить даже на студентах. На третьем курсе вдруг отменили стипендии и обязали платить за учёбу 300 рублей в год. По тем временам это были немалые деньги. Большинство мальчишек ушли в военные училища. Из 42 человек в группе остались 11. После окончания третьего курса Катю отправили под Ленинград на производственную практику. Прорабский участок находился рядом с границей Эстонии – строили железную дорогу.

Назад вернуться уже не удалось: Ленинград оказался в блокадном кольце.
– Я приехала из дома на практику в летнем платье и тапочках, – рассказывает Екатерина Алексеевна. – Все зимние вещи остались в камере хранения в техникуме. А тут срочная эвакуация всего нашего строительного участка. Так в лёгком платьице и отправилась на Урал вместе с железнодорожниками.

Станция Верещагино, которую называют «западными воротами» Урала, встретила их холодами. Расселили всех по частным квартирам. Первые дни наша героиня выходила на работу в лёгком платьице и тапочках. Занималась разбивкой земляного полотна для вторых путей (из Сибири шли грузы для фронта, и пропускных способностей не хватало). С благодарностью вспоминает рабочих – они выпросили у начальства для неё фуфайку и ботинки.
– А на голову я купила вязаную скатерть, потому что ни платков, ни шапочек в магазине не было. Вот таким чучелом и ходила, – смеётся она.

Тяжело было? Конечно. Но молодости свойствен оптимизм. Верили в победу, работали не покладая рук. Правда, мужские ряды редели. Через полгода, когда Катю перевели на участок станции Ардаши, мужчин-рабочих почти не осталось, всех забрали на фронт. Неудивительно, что смышлёную и ответственную девушку назначили мастером. Она вспоминает, как её бригада пробивала штольню для пропуска воды, чтобы не дать ей подмыть земполотно.
– Высота косогора там достигала 28 метров, и всё время были оползни, – взгляд Екатерины Алексеевны уходит в те далёкие дни. – Опасность разрушения путей была настолько реальна, что мы трудились в три смены. Валились с ног, но дорогу спасли...

А в июне 1943 года произошёл новый поворот в её судьбе. Уже наметился перелом в войне, нужны были специалисты, чтобы поднимать из руин города, заводы и дороги. И Екатерину отправили на курсы в Новосибирск. А спустя год поезд увез её на запад, в только что освобождённую Эстонию.
– Таллин в целом не был разрушен, – вспоминает Екатерина Алексеевна. – Бомбили только железнодорожные объекты. Вокзал фашисты сровняли с землей, так же как в Нарве. Меня назначили техником по нормированию труда. Часто ездила в командировки, следила за тем, как укомплектованы бригады, есть ли инструмент, выданы ли задания. Радовало то, что начали строить жильё для железнодорожников. Ведь у меня своего угла тогда не было.

Победу там и встретила – в Таллине. Понятно было, что там и нужно оставаться. Ведь родной дом в деревне Куты сгорел, мама ютилась у чужих людей, а старшая сестра, так же как и младшие сёстры-близнецы, тоже добровольцами ушедшие на войну и встретившие Победу в Берлине, домой ещё не вернулась.

Но в те времена для переезда в Эстонию необходимо было разрешение президиума Верховного совета этой республики. Но управление строительно-восстановительных работ, где она работала, направило официальное письмо – и проблема была решена. Катюше даже комнату дали.
– А сёстрам моим некуда было прибиться сразу после войны. И я всех приняла на свои 16 квадратных метров!

Симпатичная девушка, к тому времени работавшая уже инженером по труду и заработной плате, не была обделена мужским вниманием. Ещё в 1944 году за ней стал ухаживать молодой человек, служивший в военной комендатуре. После войны они поженились. Родили дочку. Их брак, по словам Екатерины Алексеевны, стал настоящим счастьем, которое длилось 52 года. Наверное, иной натуре хватило бы того, что дала ей судьба как женщине. Но не ей. И, когда брат мужа стал уговаривать их перебраться в столицу, Екатерина написала письмо в управление кадров МПС с просьбой перевести её на работу в Москву.
– Вот я удивилась и обрадовалась, когда из министерства пришла телеграмма: откомандируйте в наше распоряжение … и дальше моя фамилия! Как в то время всё же заботились о кадрах…

Екатерине Алексеевне опять повезло. Её оставили в аппарате министерства. Ушла на пенсию в 1979 году, проработав 30 лет начальником отдела эксплуатации жилищного фонда.

Моя собеседница возвращается в сегодняшний день:
– Не представляю, как теперь готовятся к зиме! У нас была такая огромная страна, но завоз топлива на все котельные был рассчитан по дням, аварийных ситуаций не допускали. И за все годы моей работы в отделе эксплуатации жилищного фонда на сети железных дорог никаких ЧП не было. А сейчас в Якутии суда в лёд вмёрзли, продовольствие на Крайний Север не завезли! И ничего, мол, самолётами доставим. Разве это государственный подход?

У неё и сегодня душа болит за людей и за державу.

После ухода на пенсию она несколько лет занималась партийной работой. А в 1984 году в МПС решили создать Совет ветеранов, и партком рекомендовал Екатерину Алексеевну секретарём.
– Мне всю жизнь помогали, и я стараюсь помогать людям, насколько хватает сил, – говорит Екатерина Алексеевна.

Не случайно ей, как организатору ветеранского движения, присвоено звание «Почётный ветеран железнодорожного транспорта» и выдано удостоверение № 1.

На вопрос, в чём счастье, она отвечает коротко: «В служении обществу. За 90 лет своей жизни я встретила столько прекрасных людей, принявших участие в моей судьбе, что не могу не отвечать взаимностью».

Татьяна Улитина
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31