07 мая 2021 16:55

Бригада не подвела

Я должен быть в сотрудниках уверен, поэтому отбирал их лично, говорит Пётр Вершинин

Станция Волочаевка-2 на Дальневосточной железной дороге расположена, можно сказать, в лесу. Он чернеет буквально в нескольких метрах от земляного полотна. За ним угадываются очертания сопок. Воздух такой, что не надышишься. В общем, не станция, а санаторий.
– Вот так да! – рассмеялся по поводу моих ассоциаций старший механик Комсомольской дистанции сигнализации, связи и блокировки Пётр Вершинин. – Мы обслуживаем один из самых длинных участков в 67 километров, который к тому же является самым оснащённым на дистанции. Тут только стрелок 60. Кроме того, Волочаевка – крупная узловая станция, связанная с Транссибом электротягой. Так что не до отдыха.

Пётр Семёнович только что вернулся с «окна» – меняли кабель. Понятно – устал. Но надо думать уже о следующем «окне». На участке, который обслуживает его бригада, сейчас идёт модернизация верхнего строения пути и всех технических устройств. Необходимо подготовить материалы, подобрать ключи. Ведь если что забудешь, на базу уже не вернёшься. На Транссибе можно доехать попутной машиной по притрассовой автодороге до любой точки. А здесь шоссе далеко, через лес не пробраться. И поезд ходит один раз в сутки. Так что готовиться к работе надо очень тщательно.

А тут журналист с вопросами явно не вовремя. Меня интересовало, за какие трудовые достижения он год назад получил грамоту, подписанную министром транспорта России. Награждён Вершинин и знаком «Почётный работник Центральной дирекции инфраструктуры ОАО «РЖД».
– Честное слово, не знаю, за что наградили, – искренне недоумевает Пётр Семёнович. – Никаких трудовых подвигов я не совершал. Родился неподалёку от Волочаевки-2. Здесь же и пригодился – после окончания института уже около 30 лет работаю в этой дистанции. Вот и вся биография. Если заслуги и есть, то всего коллектива. Люди здесь подобрались просто классные, ответственные. Поэтому нам и удаётся устранять быстро любые повреждения. Но главное, куда чаще мы их не допускаем.

Его бригада действительно работает очень хорошо. Когда несколько лет назад на станции Волочаевка-2 произошёл сход вагонов грузового поезда, она, не теряя ни минуты, собралась, выехала на место и отремонтировала повреждённые устройства СЦБ и связи. На всё ушло два часа. Хотя, например, тот же кабель надо откопать, восстановить или заменить и снова уложить на место. За две минуты это не сделаешь. Но бригада Вершинина действовала как единый, чётко действующий механизм. В ней 11 человек. Костяк составляют люди среднего возраста. Остальным работникам – до 30 лет.
– Опыта у них, понятно, маловато, – говорит Вершинин. – Но есть главное – стремление учиться, развиваться профессионально.

Свою бригаду Пётр Семёнович подбирал лично. О каждом человеке наводил справки: каков его профессиональный уровень, обязательный или нет? Интересовался осторожно: не выпивает ли? Многих отсеивал ещё при приёме на работу.
– Раз я не могу в любой момент приехать на место работы и проверить, значит, должен быть в людях уверен, – объясняет он такой жёсткий подход. – К счастью, пока не было случая, чтобы бригада меня подвела.

Наверное, не последнюю роль в её слаженной работе имеет и то, что сам Вершинин показывает пример, как надо относиться к делу.
– Пётр Семёнович – человек удивительный, – говорит механик Светлана Григоревич. – Мне кажется, он умеет всё: и деталь выточить, и свёрла заточить, собрать схему и спаять её. Знает досконально всё оборудование. Всё время совершенствуется, много читает. И всегда готов помочь и словом, и делом. Если он рядом, чувствуешь себя совершенно защищённым. И это прибавляет уверенности. Мне кажется, нет такого отказа средств телемеханики, автоматики и связи, в котором бы он не разобрался.
– Всё не так просто, – услышав это, качает головой Вершинин. – Бывают ситуации, когда все устройства вроде работают нормально, сразу и не поймёшь, в чём причина отказа. Иногда это связано с заниженной изоляцией. Но опять же не всегда. И попробуй разберись, в чём дело.

Об устройствах СЦБ Пётр Семёнович рассказывает подробно, в деталях. Видно, что в свою работу он влюблён по уши.
– Так и есть, – улыбается Вершинин. – Признаться, я очень люблю работать с техникой. Мне нравится выезжать на участки. И совсем не раздражают ни дождь, ни снег. Как говорится, у природы нет плохой погоды. Бывают неправильно одетые люди. А вот за этим предметом, – показывает он на свой стол, заваленный бумагами, – я, к счастью, бываю нечасто. Меня вообще угнетает бумажная работа.

Возможно, именно поэтому Пётр Семёнович в своё время отверг предложение стать заместителем начальника дистанции сигнализации и связи. Хотя вот уже лет 15 исполняет его обязанности, когда тот в отпуске или болеет. Может, были и другие обстоятельства, помешавшие ему сделать карьеру? Говорить он об этом явно не хочет. Да и какой смысл, если всё это в прошлом. Но в том, что железная дорога стала главной в его жизни, сомнений нет.
– В начале 90-х, когда стали задерживать зарплату, я подумывал увольняться, – признался он. – У меня двое детей, в то время они учились в школе. Надо было кормить семью. Поэтому хотел открыть небольшой магазинчик. Но очень рад, что ситуация нормализовалась и мне не пришлось менять стезю. Чем дольше работаю на железнодорожном транспорте, тем больше убеждаюсь, что в юности сделал правильный выбор. У меня хорошая профессия и стабильная работа. Мы социально защищены. У нас «белая» зарплата, поэтому производятся пенсионные отчисления. Есть возможность получить и фактически вторую пенсию через отраслевой фонд «БЛАГОСОСТОЯНИЕ». Да, наша работа не самая лёгкая. Но это дело государственной важности. И лично для меня это имеет большое значение.

На Дальневосточной дороге реализуется комплексная программа развития железных дорог Восточного полигона. В связи с ростом грузопотоков в направлении Ванино – Совгавань встал вопрос о строительстве вторых путей на дорогах, которые ведут к портам, а также об электрификации участка Комсомольск-на-Амуре – Волочаевка-2. Железнодорожные линии, построенные 60–70 лет назад, модернизируются. Некоторые из станций и разъездов, которые были закрыты в 90-е годы, открываются. Строятся и новые. Они проектировались уже в расчёте на новую систему электрической централизации при одновременном удлинении путей для приёма длинносоставных поездов.
– Работёнки прибавляется, – с удовлетворением потирает руки Вершинин. – На нашем участке уже внедряются светодиодные системы сигнализации, устанавливаем и новые шкафы автоблокировки… Естественно, сначала всё это мы изучали. Ведь эти устройства надо потом обслуживать. Модернизация дороги даст дополнительный импульс развитию региона. Возможно, однажды по нашей магистрали пойдут уже не ручейки, а потоки грузов из Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу и обратно.

Признаюсь, у меня нашлось бы ещё немало вопросов к Вершинину. Но времени у него было действительно в обрез. Завтра у него будет новое «окно», и надо хорошенько подготовиться к работе. Но не помешает ли штормовой ветер, который пообещали на завтра синоптики?
– Ничего страшного, – только и улыбнулся он.
Как говорят в этих местах: пока Амур льдом не покроется – ветер будет дуть. Потом, когда река замёрзнет, скажут: пока лёд не тронется – ветер будет дуть. Так он круглый год и дует. И работе он не помеха. Люди заняты делом. Они для страны и для себя работают. Понимают: будут перевозки на дороге – будут нормальная жизнь и заработки.

Наталья Кузина,
спец. корр. «Гудка»
Волочаевка-2
Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30