24 июня 2021 11:20

Проявив настойчивость, предотвратил беду на Транссибе

Начальник вагона-дефектоскопа ПС-78003 Центра диагностики и мониторинга устройств инфраструктуры Восточно-Сибирской дирекции инфраструктуры Сергей Ижболдин предотвратил беду на участке Слюдянка – Мысовая – одном из самых оживлённых на Транссибе.
Эти сутки в конце октября оказались, пожалуй, самыми беспокойными за десять с лишним лет его путейской жизни, признаётся сам Сергей Ижболдин.

Официальные документы это напряжение, понятно, не передают. Вот как описаны события 25 октября в приказе начальника Восточно-Сибирской дирекции инфраструктуры о поощрении Сергея Ижболдина.
«При производстве проверки на участке Слюдянка – Мысовая начальником вагона-дефектоскопа С.А. Ижболдиным был выявлен сигнал с подозрением на остродефектный рельс и выдано ограничение скорости 40 км/ч. После проведения силами экипажа вторичного контроля был выявлен остродефектный рельс, после чего через ДСП (дежурного помощника начальника станции) выдано ограничение скорости 25 км/ч, сообщено работникам Мысовской дистанции пути».

По словам самого Сергея, это была обычная плановая проверка пути ультразвуковым методом и такая же плановая поездка экипажа дефектоскопа, который обычно отправляется в рейс на целых полмесяца. Меняются только участки: с главного хода могут отправить на северный, то есть БАМ, или на южный до Наушек.

Около часа ночи на подходе к станции Танхой при оперативной расшифровке Ижболдин и выявил «дефектный» сигнал. Как только прибыли на станцию, сразу выдал по радиосвязи ограничение скорости до 40 км/ч на этом подозрительном пикете. Но на душе было неспокойно.
«Просто побоялся, что до утра этот рельс не дотянет, здесь ведь интенсивное движение, а потому решил организовать проведение вторичного контроля», – рассказывает Сергей.

Взяв фонари, вместе со своими сотрудниками и наладчиком цеха дефектоскопии Мысовской дистанции пути Андреем Ефремовым начальник вагона-дефектоскопа отправился проверить сигнал на месте. Шли пешком несколько километров. Хорошо ещё, что рядом с путями проходит автодорога и не пришлось идти по рельсам – ещё свежа в памяти забайкальская трагедия, когда на путях ночью погибли ремонтники.

Внешний осмотр и проверка портативным дефектоскопом подтвердили худшие опасения: рельс был в плачевном состоянии, внутренняя поперечная трещина грозила изломом. Срочно передали через дежурного помощника начальника станции ограничение скорости поездов до 25 км/ч.

Утром Ижболдин решил узнать, поменяли ли рельс.
«Обычно при таких случаях путейцы меняют его в срочном порядке. В крайнем случае ставят на рельс накладки – главное, остановить или замедлить развитие трещины. Но уже прошли ночь и утро, а местные путейцы всё медлили. В общем, пришлось проявить настойчивость», – вспоминает он.

Как профессионал Сергей понимал, какими катастрофическими могут быть последствия излома рельса, тем более что развитие трещины, судя по всему, было стремительным: прошедшие здесь незадолго до этого вагон-дефектоскоп и дефектоскопные тележки тревожных признаков не выявили.

На дорогу Сергей пришёл по стопам родителей, которые приехали на БАМ по комсомольской путёвке и всю жизнь проработали здесь. Они и сейчас живут на станции Икабья. После армии (а служил будущий железнодорожник сапёром: закладывал заряды, искал и обезвреживал мины, пусть и учебные) устроился монтёром в Новочарскую дистанцию пути на горно-перевальном участке Икабьекан – Мурурин. Потом выучился в дорожном центре обучения на оператора дефектоскопной тележки и вот уже около десятка лет, снова как сапёр, ищет не менее опасные «мины» – дефекты стального пути.
«Работа оператора дефектоскопной тележки требует постоянного внимания за обстановкой, хорошей реакции и слуха. Это ещё и тяжёлый физический труд: сам и грузишь тележку, и толкаешь её по путям. На БАМе было ещё сложнее: там намного меньше пригородных поездов, чтобы добраться к месту проверки. Но зато и школа оказалась хорошей», – улыбается Сергей.

Такая закалка помогала в дальнейшей карьере. Из Новочарской дистанции пути Ижболдин перевёлся оператором пятого разряда в Иркутск-сортировочный, чтобы быть поближе к Иркутскому госуниверситету путей сообщения, куда к тому времени поступил.

В 2008 году Сергея пригласили инженером в вагон-дефектоскоп, через два года он дорос до заместителя начальника вагона, а в апреле 2013-го сам возглавил небольшой коллектив. Обязанностей, конечно же, прибавилось, но, по словам Ижболдина, он доволен тем, что может положиться на всех шестерых своих подчинённых.
«Очень важно, чтобы люди сработались между собой, потому что во время работы лишние эмоции только вредят делу, – говорит Сергей. – Вообще отбор на любую должность в вагон-дефектоскоп жёсткий. Кандидат должен быть не только профессионалом в дефектоскопии, но и ответственным человеком. Именно такие люди и работают в моём экипаже».

Сергей Кез,
соб. корр. «Гудка»
Иркутск
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30