Общество / 11.09.20 07:55

Столица в тайге

Городу Тынде исполняется 45 лет

Городу Тынде исполняется 45 лет
 | Общество
фото:фото: Владимир Мариковский / ТАСС

45 лет назад статус города получила столица БАМа – Тында. Однако история поселения на её месте насчитывает более 100 лет и изобилует героическими и трагическими страницами.

Первые поселения вокруг нынешней Тынды возникли ещё в 1900-х годах. В них жили старатели, трудившиеся на расположенных неподалёку золотых приисках, открытых ещё в 1850-е годы. В начале XX века первыми постоянными посёлками стали переселенческие участки, но до революции отданные под застройку 6 тыс. десятин так и не были освоены.

Советская власть взяла курс на укрупнение и централизацию поселений. Так, уже в 1924 году в Тынде постоянно проживали 180 человек. В 30-е годы вместе с началом реализации первых проектов Байкало-Амурской магистрали возникла идея строительства Тынды как полноценного города.

1 ноября 1937 года по маршруту в Тынду пришёл первый паровоз, а уже 7 ноября – поезд, который был составлен как «пассажирско-грузовой»: в нём перевозили заключённых БАМлага и строительный лес. Через два года в Тынде жили более 4 тыс. человек, это был один из крупнейших центров Амурской области.

Планирование городов вдоль намечавшихся железнодорожных магистралей не было чем-то новым. Точно так же, к примеру, предполагали построить города по Великому Сибирскому пути (будущему Транссибу), схожие идеи высказывались и о строительстве городов на Северном широтном ходу (напомним, что в начале XX столетия существовало три его проекта, независимых друг от друга).

Однако Тында с самого начала была на особом положении. Бывший народный комиссар путей сообщения, заведующий Промышленным отделом ЦК ВКП(б) Андрей Андреев писал в докладной записке 1937 года о будущем городе: «[В Тынде] будут жить в том числе и спецпоселенцы. Сначала их перекуёт труд на сооружении Амуро-Байкальского пути, а потом, уже новыми советскими людьми, они смогут поселиться и жить в особо отведённом для них месте, которое они сами себе и построют (орфография подлинника. – Ред.). Важно, чтобы до полной перековки этот элемент не соприкасался с массой советских граждан... Предоставленные сами себе, но под строгой охраной, они смогут выработать правила социалистического общежития».

По докладной записке Тында должна была стать городом к 1943 году, а к 1951-му – и областным центром. Как и все остальные планы, связанные с БАМом, строительство Тынды оказалось отложенным на десятки лет из-за Великой Отечественной войны. Десятки километров проложенной в сложнейших условиях магистрали были «расшиты» и отправлены на запад на нужды фронта. Продовольствие из Благовещенска приходило с перебоями, Тында голодала и практически обезлюдела. Правда, уже в военные годы лес на месте и вокруг будущего города стали массово вырубать, расчищая местность. Это было связано с тем, что особо ценные породы дерева использовались для строительства, в том числе и железных дорог.

Сооружение БАМа стало оживать только в 50-е годы. В Тынде появились первые постоянные поселения, в которых жили сезонные строители, работавшие в том числе на линии Тайшет – Братск – Усть-Кут и на сооружении Братской ГЭС и Братского водохранилища.

В 1967 году о Тынде писал выдающийся министр путей сообщения Борис Бещев: «Сейчас у нас есть два плана развития городской инфраструктуры на Байкало-Амурской магистрали. Первый – города-смены. Большинство их зданий будут уже не временными, а постоянными, но проживать в них наши строители станут по сменам... В другом проекте речь идёт о специализированных городах, где люди живут постоянно. В одном – строители, в другом – инженеры и техники, в третьем – железнодорожные рабочие...»

Начиная с этого времени строительство Тынды – как и всего БАМа – являлось во многом делом принципа для советской молодёжи. Приведённых свидетельств достаточно, чтобы понять, что Тында была ещё и социальным проектом – БАМ стал «стройкой века», а его сооружение – предметом гордости Советского Союза.

В 1974 году в МПС был подготовлен доклад о возможности строительства целой сети железнодорожных городков, главным из них и должна была стать Тында. Разумеется, все они были соотнесены с железной дорогой.

С одной стороны, их развитие могло происходить только вместе с БАМом, а с другой – они должны были способствовать росту магистрали. Вместе с тем вся огромная сеть разворачивалась в непосредственной близости от границы СССР с Китаем. Города оказывались привязанными и к социально-экономическим, и к торговым нуждам края.

К этому времени, однако, возникла очередная проблема. Дело в том, что большинство посёлков вдоль БАМа появлялись и росли стихийно, но в них осело больше половины участников «стройки века». В итоге было непонятно, должна ли Тында и подобные ей города «перетягивать» на себя жителей из уже существующих поселений. Приоритетной считалась идея, согласно которой после окончания строительства люди сами потянутся в Тынду, рассчитанную на то, чтобы вместить несколько десятков тысяч человек. 15 ноября 1975 года Тында наконец стала городом.

На протяжении 70-х годов XX века принимались дополнительные меры, призванные увеличить приток населения в Тынду. Прежде всего её жители – в основном строители БАМа – обеспечивались льготами. Это касалось жилья, цен на продукты питания и одежду, трудоустройства.

Таким образом, привязка к БАМу становилась ещё крепче. Борис Бещев писал в бюллетене МПС: «Наши люди будут обеспечены работой, пока работает железная дорога. Следовательно – всегда».

Тында росла: в 1977 году было пущено движение по линии БАМ – Тында, а два года спустя – Тында – Беркакит. В том же 1979 году поезд из Тынды отправился в Москву, а в 1984 году под лозунгом «Из столицы БАМа – в столицу Союза» отбыл и первый скорый пассажирский поезд.

В действительности уже здесь обозначилась по крайней мере одна серьёзная проблема. Дело в том, что строителям и железнодорожникам уже после пуска БАМа не хватало объёмов работы. Правда, оставалась ещё вероятность того, что будет продолжено сооружение перпендикуляров к БАМу и рокадных дорог вокруг – при этом условии можно было организовать рабочие места для жителей Тынды.

В 1978 году Борис Бещев писал о «крайних трудностях, которые предстоят нам, чтобы окупить магистраль». Он говорил: «Даже переход на хозяйственный расчёт представляется недостаточной мерой, которая сможет возместить вложенные средства только в отдалённом будущем. Лишь принципиальное увеличение магистрали и многократный рост грузовых перевозок могут в корне изменить текущее положение дел».

В итоге в очередном служебном докладе о БАМе говорилось, что «ближайшая цель – увеличить постоянное население вдоль магистрали, в том числе и в Тынде. Люди не должны уезжать отсюда. Наоборот, им необходимо объяснять, что БАМ будет продолжать расти и их присутствие здесь крайне важно».
Пик развития города пришёлся на 1984 год – в Тынде состоялся слёт Всесоюзных ударных комсомольских отрядов. Ускоренными темпами были построены четыре 16-этажных жилых дома, запущен новый мясо-молочный комбинат, сооружён стадион.

По данным на начало 2020 года, в Тынде проживают более 33 тыс. человек.

Владимир Максаков

Первые лица

В раздел →

Новости

Все новости →

Популярное из регионов

Актуальное

Пресс-релизы

В раздел →