Новости дня

Мероприятия

Задать вопрос участникам круглого стола
Закрыть
Вопрос участнику
Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*

Человек с ружьём на железной дороге

Общество | Пятница | 17.07.2020 | 07:42
102 года назад был принят декрет Совнаркома о вооружённой охране дорог
102 года назад был принят декрет Совнаркома о вооружённой охране дорог | Общество
фото: ZDOhrana.ru
17 июля 1918 года декретом Совета народных комиссаров РСФСР была создана вооружённая охрана железных дорог, насчитывавшая 70 тыс. человек. Это были первые внутренние войска в Советской республике, а за формулировками декрета – «для руководства охраной дорог вне района боевых действий при Народном комиссариате путей сообщения образовать Управление по охране путей сообщения» – стояла ожесточённая политическая борьба.

К июлю 1918 года положение на железных дорогах республики было очень тяжёлым. Нередкими были конфликты с рабочими организациями Викжеля, всё ещё отсутствовали графики и расписания движения поездов, парк исправного подвижного состава сократился наполовину, примерно седьмая часть путей пришла в негодность. Впрочем, главной проблемой была преступность: за отчётный весенний период 1918 года (на который, кстати, пришлось начало Гражданской войны) в результате вооружённых нападений до места назначения не дошло до 25% государственных грузов и около 50% частных. Служащие железных дорог не справлялись.

Правда, ещё в феврале 1918 года была учреждена Всероссийская междуведомственная чрезвычайная комиссия по охране дорог, которую возглавил будущий нарком путей сообщения Владимир Невский. Но чекистов-железнодорожников не хватало (всего их было около 7 тыс. человек), их главной целью было планомерное снабжение населения едой. К тому же глава ВЧК Феликс Дзержинский в особом порядке указал, что они не имеют права носить оружие, а функции вооружённой охраны при них должны выполнять красноармейцы. Но эта связка так и не начала работать в полную силу, так как к лету уже развернулась полномасштабная Гражданская война, красноармейцы нужны были фронту.

За июнь 1918 года было проведено несколько совещаний – как в Народном комиссариате путей сообщения, так и междуведомственных, в том числе и с участием Ленина. Для решения проблемы предлагались самые разные варианты.

Пожелавший остаться неизвестным гражданин советовал раздавать пассажирам оружие на время поездки и вооружать служащих станций и складских помещений. По его мнению, это был не только лучший способ самообороны, но и хорошая возможность расправиться с классовыми врагами.

Обсуждалось и предложение, внесённое левыми профсоюзными организациями железнодорожников: вооружить экипаж поезда. Против этого резко возражали прежде всего представители НКПС. Нарком путей сообщения Пётр Кобозев просил отметить его особое мнение, что советские железнодорожники не хотят иметь ничего общего с дореволюционными служащими железных дорог, в частности, в отношении личного оружия.

Большинство членов межведомственных коллегий проголосовало за переформирование отрядов милиции и Красной армии в вооружённую охрану железных дорог. Но против этого резко возразил Лев Троцкий, в то время занимавший должность наркома по военным делам. По его словам, «такая перетасовка... ослабит вооружённые силы Республики и... растворит идейный элемент в массе всё ещё недостаточно революционных железнодорожников».

Между тем комиссар Николай Поснов, ответственный за перевозку войск и военных грузов, указал в особом докладе, что с началом военных действий преступность на железных дорогах неуклонно росла, причём стратегическим грузам также не удавалось обеспечивать безопасность. Это, кстати, было одной из причин, почему золотой запас Российской империи по-прежнему оставался в Казани и не перевозился в Москву. Комиссар подвёл неутешительный итог: «По разным причинам мы теряем до половины от каждой тонны груза. Это положение дел следует считать неприемлемым».

25 июня Пётр Кобозев подал в отставку, чтобы отправиться на фронт, и новым наркомом путей сообщения был назначен Владимир Невский. Он настоял на скорейшем голосовании и издании декрета о вооружённой охране.

Оставался нерешённым вопрос о том, из кого будут состоять отряды охраны на железных дорогах. И здесь вновь проявили себя прямо противоположные взгляды. Как следует из служебной переписки, Лев Троцкий считал, что в вооружённую охрану надо было «сбросить... всех ненадёжных, не отличавшихся качествами, необходимыми для Красной армии». Николай Поснов возразил на это, что такие люди сами могут продолжить расхищение собственности с оружием в руках или даже поднять вооружённый бунт.

Феликс Дзержинский (поддерживавший Владимира Невского) предлагал использовать в качестве будущей вооружённой охраны только имевших боевой опыт красноармейцев, желательно состоявших в партии: «Эти люди должны быть сознательными... Они должны быть ответственными не только за борьбу с преступлениями на железных дорогах, но и за жизни других людей».

В итоге был достигнут компромисс. В тексте декрета, подписанного 17 июля и опубликованного в «Известиях» 23 июля, говорилось: «Численность служащих охраны довести до 70 тыс. человек, причём в состав её допускать только по рекомендациям рабочих, профессиональных и крестьянских организаций». Ограничение было связано с тем, чтобы не допустить создания на железных дорогах ячеек военных специалистов, которым советское правительство пока не доверяло. Но совсем оттеснить «военную партию» не получилось. Обучать будущих бойцов вооружённой охраны разрешалось не только красноармейцам, но и военспецам, назначенным Наркоматом по военным делам во главе с Львом Троцким. Делалось это, в частности, для того, чтобы создать обученный резерв для самой Красной армии.

Сама мера оказалась противоречивой. Преступность на железных дорогах резко пошла на спад: согласно статистике, число случаев, на которые должна была откликнуться вооружённая охрана, уменьшилось примерно с 1000 в сентябре до примерно 250 в январе 1919 года (правда, следует учитывать, что за этот период сократилась и общая длина железных дорог, контролировавшихся советской властью). Вместе с тем это не избавило советское правительство от необходимости ввести на железных дорогах военное положение («Гудок» подробно писал об этом в номере от 30.11.2018) и учредить институт военных комиссаров с чрезвычайными полномочиями – только такими мерами, граничившими с жестокостью, удалось сохранить работоспособность железнодорожного транспорта в условиях Гражданской войны, а впоследствии начать и его восстановление. Новый нарком Владимир Невский признавал, что без «предварительной меры по созданию вооружённой охраны» проведение в жизнь новых декретов «было бы крайне трудным».

Уже в самом скором времени выявился ещё один недостаток этого декрета. Дело в том, что из-за широких рамок, в которых он был сформулирован, оставалось неясным положение вооружённой охраны на самих поездах. В частности, уже за первый месяц её службы поступили сотни жалоб от машинистов и других служащих на то, что охранники мешают их работе. Жалобы пассажиров на самоуправство исчислялись тысячами: вооружённая охрана могла не только свободно досматривать личные вещи, но и высаживать без объяснения причин. Самое же главное, что за этот период охранники применяли оружие более семисот раз, в итоге около ста человек были убиты или ранены, далеко не все из них были бандитами.
Владимир Максаков

Cегодня в СМИ

Первые лица