Новости дня

Спасительная дистанция

Общество | Вторник | 02.06.2020 | 07:47
Как 100 лет назад железнодорожный транспорт помогал справиться с пандемией испанки в Европе и США
Как 100 лет назад железнодорожный транспорт помогал справиться с пандемией испанки в Европе и США
 | Общество
фото: Universal History Archive
В 1918 году на мир обрушилась самая смертоносная в XX столетии пандемия гриппа, названного по стране происхождения испанкой. По разным оценкам, она унесла от 40 до 60 млн человек, а переболели ею около полумиллиарда человек. Ослабленные Первой мировой войной и сопровождавшим её недоеданием люди были не в состоянии бороться с гриппом. Перегруженная в ходе войны система здравоохранения оказалась не готова к масштабам пандемии и, несмотря на самоотверженные усилия врачей, не справлялась со смертоносной болезнью. Пандемия пошла на спад только через год. Свою роль в преодолении её последствий для множества людей сыграл и железнодорожный транспорт.

В Германии поезда дезинфицировали, пассажиров рассаживали в шахматном порядке

 «Следует признать, что сейчас у нас в руках остался единственный козырь в борьбе с гриппом, – писал в 1919 году заместитель начальника отдела перевозок Германии Карл Бюлер. – Наш транспорт самый централизованный в мире и подчиняется напрямую военным. Следовательно, мы можем использовать его без согласования с гражданскими лицами, на усмотрение правительства в сложившихся чрезвычайных обстоятельствах».

Чиновник высокого ранга был прав. Уже начиная с 1914 года весь транспорт Германии переводился на военные рельсы и удовлетворял прежде всего военные нужды, став из гражданского ведомства полувоенным. Расписание, графики, пропускные нормы и режимы вырабатывали военные, а железнодорожники только исполняли.

Уже на следующий день Карл Бюлер представил детальный план. Первым его условием было чередование поездов, вышедших на линии и оставшихся в депо – отстойниках, где их обрабатывали специальными химическими составами. Раз в двое суток поезда менялись, так как это время считалось минимальным инкубационным периодом для гриппа.

Часть поездов в отстойниках оставалась на десять дней в качестве карантинной зоны с больничными вагонами. Обслуживали их снятые с санитарных поездов врачи и медсёстры. При этом активно использовался и трагический военный опыт: работавшие с больными носили противогазы (так как медицинских масок не хватало, кроме того, не было уверенности в их эффективности), а поезда обрабатывали одним из отравляющих веществ, впервые применённых на фронте.

Бригады из врачей и медсестёр сопровождали каждый поезд. Перед посадкой пассажирам измеряли температуру и проводили осмотр дыхательных путей. На усмотрение врачей была оставлена возможность или не допустить пассажира в поезд, или же в случае стремительного ухудшения состояния высадить его на ближайшей остановке.

Вся территория Германии была разделена на эпидемиологические участки в соответствии с количеством больных, и гражданские перевозки осуществлялись только в их пределах, чтобы не усугублять ситуацию. Теперь среднестатистическая поездка не превышала 30 км.

Кроме того, пассажиров часто рассаживали в шахматном порядке – таким образом, поезд отправлялся полупустым, – а на некоторых участках даже выдавали одноразовый защитный костюм.

Разумеется, количество пассажирских перевозок ощутимо упало. Вместо них Карл Бюлер предложил увеличить транспортировку грузов, в том числе и остро необходимых медикаментов.

На двух участках – Гессене и Нассау – пассажирам поездов бесплатно раздавали сельтерскую воду, так как считалось, что она помогает в борьбе с гриппом.

На карантинный режим перевели все служебные железные дороги. Это означало, что целые промышленные районы, к которым были проведены отдельные линии, попали фактически в изоляцию – туда ходили только грузовые поезда.

В целом эти меры принесли успех, и эпидемия испанки в Германии была подавлена к лету 1919 года. Роль железнодорожников в этом была увековечена официальным обращением основателя Веймарской республики и рейхспрезидента Фридриха Эберта.

Во Франции решили вывозить граждан из больших городов

Иначе обстояло дело во Франции. Численность её населения была меньше, а площадь территории больше, чем в Германии. Соответственно, насыщенность железными дорогами и загруженность также была не такой высокой. Кроме того, половина железных дорог страны даже во время войны оставалась под гражданским управлением. В связи с этими особенностями возник амбициозный план борьбы с испанкой, принадлежавший военному инженеру-железнодорожнику Луи Александру Карно.

Суть его была в том, чтобы успеть до самой острой вспышки эпидемии перевезти как можно больше людей в отдалённые местности, чтобы избежать скопления населения. План приняли, но уже к началу его воплощения в жизнь было очевидно, что перевозить придётся и тех, кто был болен гриппом.

В итоге часть вагонов в каждом поезде были наскоро переоборудованы под карантинные: обшиты дополнительным слоем досок и разделены на глухие отсеки. Но транспорта всё равно не хватало, и часть людей пришлось перевозить в грузовых вагонах.

В каждом вагоне работала медицинская бригада из врача и двух-трёх медсестёр и медбратьев. Все они носили защитные костюмы, а иногда и противогазы. Железнодорожники перевозили больных с риском для жизни, и среди них тоже были жертвы – 316 человек из локомотивных бригад, инженеров, техников и железнодорожных служащих умерли вскоре после эвакуационных рейсов.

В не очень населённых районах, вдали от крупных городов и деревень, были развёрнуты целые палаточные городки, существовавшие по правилам жёсткого карантина. В них и размещали больных испанкой. Эта мера помогла только предотвратить дальнейшее распространение болезни, но смертность среди тех, кто уже болел, оставалась очень высокой. После перевозки поезда обрабатывали хлорсодержащим раствором и отправляли в новые рейсы.

Следует отметить, что французам много помогали добровольцы из Русского экспедиционного корпуса, воевавшие во Франции с 1916 года и оставшиеся уже после окончания войны – они переделывали вагоны, участвовали в посадке больных пассажиров, а в одном случае пришли на помощь в ремонте железнодорожных путей.

Луи Александр Карно выступил с революционным для своего времени предложением о создании межгосударственной комиссии по делам железнодорожного транспорта. Её целью на ближайшее время должна была стать выработка нормативных документов по борьбе с испанкой в Европе. Французскому инженеру удалось собрать десятки предложений, которые уже были переведены на французский язык – в то время международный – и отредактированы. Но реализация проекта столкнулась с двумя непреодолимыми трудностями. Меры, на которые рассчитывали представители министерств путей сообщения, планировалось сделать обязательными для исполнения, но не все страны готовы были на это пойти. Вместе с тем большинство участников этой комиссии высказались против того, чтобы Германия (как ответственная за развязывание войны) входила на равных правах в комиссию. В итоге этой организации был придан только консультативный характер. Хотя её члены представляли национальные министерства путей сообщения Европы, у них не было права выступать с предложениями. Работал в ней и делегат из Народного комиссариата путей сообщения Владимир Чегодаев, бывший царский инженер-железнодорожник. В повестке дня стоял его доклад о мерах, предпринимаемых для борьбы с испанкой в Советской России (о роли железнодорожного транспорта в борьбе с пандемией испанки в Советской России «Гудок» писал в № 59 от 03.04.2020).

В США поездки встали в очередь

Совсем в другом направлении развивалась борьба с эпидемией за океаном, в США. Болезнь проникла в крупные города восточного побережья, а оттуда всего за месяц перекинулась на тринадцать штатов. Октябрьский номер журнала «Железнодорожный век» за 1918 год обратился к руководству Трансконтинентальной железной дороги, «чтобы напомнить им об их гражданской ответственности в свете национального кризиса».

Инженер Эмерсон Стоунман писал, что «технический прогресс на транспорте и существенное повышение скорости поездки могут привести к тому, что мы... можем быть уверены, что всегда успеем доставить медицинский персонал и лекарства практически в любую точку Соединённых Штатов. С другой стороны, стремительное, а главное – массовое перемещение людей чревато риском перенесения болезни. Чтобы не потерять контроль над распространением эпидемии, мы должны принять ряд карантинных мер».

Что же сделали США, страна с самой развитой на тот момент железнодорожной сетью в мире?
Прежде всего поезда и направления были разделены на три степени очерёдности. В первой находились железные дороги, по которым перевозили вернувшихся из Европы солдат – а у многих из них был испанский грипп. Это были федеральные магистральные пути, позволявшие быстро добраться из одного штата в другой (а при необходимости достичь и противоположного побережья континента). Промежуточные остановки не были предусмотрены, но в пути в качестве утешительного бонуса солдатам бесплатно раздавали Coca-Cola – считалось, что она помогает очистить горло.

Железные дороги второй очереди считались служебными: по ним перемещались промышленные и сельскохозяйственные рабочие, медицинский персонал и самые разные грузы – от еды и лекарств до одежды и обуви. Соответствующие поезда могли пересекать границы трёх любых штатов, на дальнейшую поездку им требовалось новое разрешение.

Наконец, третьими по очереди стали обычные пассажирские поезда. Желавшие проехаться на них могли это сделать только в пределах одного штата – будь-то самый маленький (Род-Айленд) или самый большой (Техас). Для пересечения границ требовалось пробыть в суточном карантине в палаточном лагере – врачи рассчитали, что если человек уже болеет испанкой, то за сутки точно проявятся симптомы, при этом уехать обратно возможности уже не было, так как люди контактировали с потенциальными больными. Власти штатов прибегли к помощи национальной гвардии и скаутов и на некоторое время создали даже новые рабочие места в социальной сфере.
Однако самым оригинальным решением стала разработка особого графика движения поездов. Федеральные магистрали были отданы под транспортировку войск, кроме того, каждый сформированный эшелон вели не одна, а две локомотивных группы, что существенно повысило скорость перевозки. После того как она была осуществлена, вторые локомотивные группы возвращались для обслуживания поездов второй очереди. На них было испробовано очередное техническое ноу-хау. На паровозах типа «Консолидейшн Фрейт» были установлены бойлеры для кипячения воды, чтобы все желающие во время поездки могли принять горячий душ – считалось, что это поможет в борьбе с испанкой. Грузы и личные вещи обрабатывали паром под высоким давлением.

В течение лета 1919 года эпидемия в США была подавлена.

Справка «Гудка»
Пандемия испанки длилась с января 1918 года по декабрь 1920-го. Этим гриппом переболело 29,5% населения планеты, а жертвами испанки стало, по разным оценкам, от 0,9 до 5,3% населения. Считается, что распространению заболевания способствовали антисанитария, плохое питание, скученность военных лагерей и лагерей беженцев в период Первой мировой войны. По некоторым данным, первые больные появились в 1918 году в США, но первой из европейских стран о пандемии объявила Испания весной 1918 года. Отсюда и название гриппа – испанка.
В мае 1918 года в Испании было заражено 8 млн человек. Симптомы болезни: синий цвет лица – цианоз, пневмония, внутрилёгочное кровотечение. Иногда испанка проходила без симптомов.
Во время первой волны пандемии (весной-летом 1918 года) количество летальных исходов было относительно небольшим. В августе 1918 года количество заболевших резко снизилось, но с осени 1918 года началась вторая волна пандемии с очень высокой летальностью. Третья волна пандемии началась в феврале-марте 1919 года и также унесла много жизней.
В России эпидемия происходила во время Гражданской войны, одновременно с эпидемиями сыпного типа. Точную цифру переболевших испанкой в России назвать трудно: по данным Наркомздрава РСФСР, с августа 1918 года по весну 1919-го их было 1,09 млн человек, но многим ставили диагноз «тиф», поэтому не исключено, что больных гриппом было намного больше.
От испанки умерли актриса немого кино Вера Холодная, грузинский художник Нико Пиросмани, революционер Яков Свердлов, генерал-майор инженерного корпуса Леонид Капица, французский поэт Гийом Аполлинер, австрийский художник Густав Климт, немецкий философ и социолог Макс Вебер. Удалось выздороветь мультипликатору и режиссёру Уолту Диснею, художнику Эдварду Мунку, 32-му президенту США Франклину Рузвельту, писателю Францу Кафке.
Владимир Максаков

Cегодня в СМИ

Первые лица