Общество / 17.04.20 08:13

Профсоюз вместо революции

115 лет назад был создан Роспрофжел

115 лет назад был создан Роспрофжел | Общество
фото:ТАСС

21–22 апреля 1905 года в Москве прошёл учредительный съезд профессионального союза работников железнодорожного транспорта. В нём приняли участие делегаты 11 железных дорог с правом решающего голоса и 5 – с правом совещательного. По итогам его работы был создан Роспрофжел – первый профсоюз железнодорожников.

Условия, на которых частные железнодорожные компании брали сотрудников на работу, сильно различались уже в 60-е годы XIX века. Так, при поступлении на службу на Московскую железную дорогу рабочий подписывал трудовой договор, в котором одним из условий был полный отказ от каких-либо претензий по отношению к владельцу и запрет создавать кружки «с целью неподчинения законным требованиям господ-владельцев железной дороги».

Книга «История железнодорожного транспорта в России» свидетельствует: «На дорогах не существовало единой системы расчёта заработной платы. Если на казённых линиях она в какой-то мере регулировалась циркулярами МПС, то на частных дорогах практически царил произвол. Тяжёлые условия труда, низкая заработная плата, обсчёты приводили к столкновениям рабочих с администрацией». В таких случаях компании прибегали к помощи полиции: рабочих штрафовали, назначали дополнительные смены или сажали в «рабочую камеру» в тюрьме.

Отметим, что «рабочими» в этом контексте считались все железнодорожники, не имевшие инженерного или технического образования – более 90% из примерно 80 тыс. постоянных и подённых работников железных дорог. Писатель Николай Гарин-Михайловский с горечью отмечал в 1891 году, что «спустя десять лет рабочие, будучи в большинстве своём неграмотными, не решались даже просить читать касавшиеся их судеб документы вслух, дабы не вызвать тем гнев начальства, и вместо подписи смиренно рисовали крестик».

Железнодорожники несколько раз пытались создать профсоюзы на отдельных дорогах. К 1905 году накопилось несколько десятков их обращений к владельцам железных дорог и к руководству Министерства путей сообщения с просьбой создать «союз, который бы нас представлял в решении споров». Все эти просьбы оставались без ответа.

Фактически за полвека развития железных дорог – до 1905 года – была собрана всего 21 согласительная комиссия, разрешавшая конфликтные ситуации. Не улучшилось положение рабочих и после того, как в 1890-е годы произошёл массовый выкуп железных дорог государством. Теперь железнодорожники в своих требованиях выступали за то, чтобы их профсоюз вёл переговоры напрямую с МПС. Новые правила для железнодорожных служащих, разработанные ведомством и вводившиеся с 1896 года, ни словом не упоминали о представительстве железнодорожников в обсуждении касавшихся их вопросов (хотя и гарантировали некоторые права, включая медицинскую помощь и частичное страхование от несчастных случаев).

В 1905 году обстоятельства драматическим образом изменились. Уже к апрелю число стачек на железных дорогах исчислялось сотнями. Иногда из-за массового отказа железнодорожников выйти на линию на несколько дней останавливались целые участки железных дорог. Общая длина не работавших в разное время путей достигла к апрелю почти 10 тыс. км.

В этой ситуации с инициативой примирения выступило МПС. В специальном «Рабочем листке» железнодорожники приглашались к переговорам: «Зная дух русского железнодорожника, его ответственность и серьёзность подхода к делу, его скромность и трудолюбие, мы... не можем верить, чтобы существовали непреодолимые преграды для продолжения железнодорожного труда на благо Отечества».

Наскоро организованные на местах комитеты, в которых преобладала молодёжь, с ходу отвергли предложения МПС. Сохранился уникальный документ – записка старосты участка железный дороги, в которой он пишет, что «со слезами на глазах я умолял работников выйти на линию, призывая их помнить о том, что благородная работа железных дорог помогает спасать жизни русских солдат, бьющихся с врагом на Дальнем Востоке (речь идёт о Русско-японской войне)». Возможно, эта записка была не единственной. Наконец комитеты 16 железных дорог пришли к выводу о необходимости посылки делегатов на съезд железнодорожников. Им наказали «твёрдо отстаивать свои права и главное из них – на профессиональный союз, который во всякое время и место мог бы прийти на помощь рабочим-железнодорожникам». Интересно, что в одном наказе речь шла даже о том, чтобы в будущем профсоюзе были представлены и инженеры, и техники, которые с обычными рабочими и служащими не проявляли корпоративной солидарности. «Мы открываем наши объятья и протягиваем руку всем людям, работающим на железных дорогах, кто по своей воле пожелает присоединиться к нашему профессиональному союзу», – декларировали активисты.

МПС разрешило провести съезд в обмен на обещание возобновления работы всех железных дорог, чьи делегаты будут на нём присутствовать. Большевик, скрывшийся под псевдонимом «Старый обходчик», вспоминал: «Делегаты торжественно давали слово не учитывать во время обсуждений своих партийных интересов». По терминологии того времени требования железнодорожников были «экономическими», то есть направленными прежде всего на удовлетворение насущных нужд: сокращение рабочего дня, повышение зарплаты, страхование от несчастных случаев, выплата пенсии по инвалидности. Старейший рабочий Московских железнодорожных мастерских Алексей Попов писал позже: «Единственным нашим требованием было создание профсоюза... Ради него мы были готовы отказаться от участия в революции. Только профсоюз, как мы верили, сможет отстоять наши права».

22 апреля была единогласно принята резолюция о создании Российского профессионального союза железнодорожных рабочих. После обмена мнениями и переговоров были определены права и обязанности профсоюза. Прежде всего в нём не должны были состоять члены политических партий, что подчёркивало его трудовой, внеполитический характер. Профсоюз утверждал «рамки» для приёма на службу железнодорожных рабочих и оговаривал условия коллективного договора. Профсоюзные инспекторы должны были оценивать условия труда, проводить проверку оборудования и следить за соблюдением таких аспектов договора, как оказание медицинской помощи, выплата страховых сумм и пенсии по инвалидности. Если профсоюз находил нарушения в трудовом законодательстве, он выражал особое мнение, которое должны были рассмотреть в течение 10 дней. Если же по истечении этого срока МПС не принимало меры для исправления ситуации, профсоюз имел право призвать рабочих к невыходу на службу на один рабочий день на участке железной дороги не более 50 км (но к этой акции могли присоединиться и другие железнодорожники, но только на следующий день). К тому же без визы профсоюза теперь нельзя было уволить сотрудника.

В том же году профсоюзы получили одобрение верховной власти: 17 октября 1905 года император Николай II издал манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», в котором, среди прочего, провозглашались основные гражданские права и свободы: совести, печати, собраний и союзов, в том числе и профессиональных. Членами Роспрофжела успели побывать около 40 тыс. человек, пока в 1917 ему на смену не пришёл Викжель – профсоюзная организация, в которой железнодорожники могли состоять в политических партиях.

Владимир Максаков

Первые лица

В раздел →

Новости

Все новости →

Популярное из регионов

Актуальное

Пресс-релизы

В раздел →