Наука и образование / 03.11.20 07:54

Как природа подружилась со стройкой

Глеб Ватлецов, экс-директор Департамента экологического сопровождения ГК «Олимпстрой», заместитель генерального директора «Инженерный центр «Мосты и тоннели»

Глеб Ватлецов, экс-директор Департамента экологического сопровождения ГК «Олимпстрой», заместитель генерального директора «Инженерный центр «Мосты и тоннели»
 | Наука и образование
фото:Иван Шаповалов/Пресс-служба ОАО «РЖД»

Строительство любого объекта можно провести без нагрузки на окружающую среду, если применять «зелёный стандарт», утверждённый в России при проведении олимпийской стройки в Сочи. Какие преимущества даёт «зелёный стандарт» строителям, рассказал экс-директор Департамента экологического сопровождения ГК «Олимпстрой», заместитель генерального директора «Инженерный центр «Мосты и тоннели» Глеб Ватлецов.



– Зачем понадобились «зелёные стандарты»? И почему они появились именно при подготовке к Олимпиаде?

– Когда Россия получила право принять в 2014 году Олимпиаду, надо было оперативным образом менять систему подходов в экологическом менеджменте в стране и внедрять «зелёные стандарты» в соответствии с мировыми нормами. Под «зелёными стандартами» в мире понимают совокупность экологических и строительных требований, способствующих внедрению ресурсосберегающих, энергоэффективных технологий, использованию экологичных строительных материалов, что приводит к снижению энергопотребления, выбросов СО2 в атмосферу и в целом уменьшению негативного воздействия на здоровье людей и окружающую среду. В Заявочной книге «Сочи-2014» было определено, что строительство олимпийских объектов будет вестись в соответствии с экологическими принципами и стандартами. Да, в мире тогда уже существовало большое количество «зелёных стандартов», представляющих собой рейтинговую систему оценки экологичности зданий и сооружений. Есть американская (LEED), английская (BREEAM), немецкая (DGNB) – общеизвестные системы добровольной сертификации строительных объектов. В России в 2008 году таких стандартов не было. При строительстве олимпийских объектов в Сочи был проведён эксперимент: все объекты были построены с применением дополнительных экологических требований и внедрением доступных инновационных «зелёных технологий», и одновременно несколько флагманских объектов сертифицированы по международным системам BREEAM и LEED. Например, сертифицированы здание оргкомитета, Большая ледовая арена «Большой», вокзальный комплекс «Олимпийский парк», гостиница «Рэдиссон Блю курорт и конгресс-центр», учебно-административный корпус Российского международного олимпийского университета, гостиница в Горной олимпийской деревне.
Благодаря применению различных технологий удалось на Большой ледовой арене добиться суммарного энергосбережения на 17%, снижения водопотребления на 12%, на «Адлер-Арене» – до 34,3% энергосбережения и 19,7% водосбережения, во дворце «Айсберг» снижения до 23% водопотребления. Отмечу, что с олимпийской стройки началось активное применение светодиодного освещения в России. Некоторые крупные компании, например ОАО «РЖД», создали у себя программу по разработке и внедрению светодиодного освещения.

– «Зелёный стандарт» строительства в России создали. На практике он применяется?

– В России с 2012 года зарегистрирована добровольная система сертификации, так называемый «зелёный стандарт», которая уже имеет несколько версий, потому что первоначальные наработки совершенствовались, разрабатывались новые критерии, детализировались по отраслевым особенностям. Такие стандарты стимулируют застройщиков переходить на более современные технологии. «Зелёный стандарт» на федеральном уровне существует в виде предварительного национального стандарта (ПНСТ 329-2018 «Зелёные стандарты»).
Благодаря развитию и популяризации системы сертификации объектов по «зелёным стандартам» в нашей стране стали активно применяться энергоэффективные технологии и экологические материалы. В 2014 году был разработан стандарт «Требования по составу и содержанию энергетического паспорта проекта жилого и общественного здания», а в настоящее время в соответствии с законом об энергосбережении объекты подлежат энергоаудиту с отражением показателей энергоэффективности.

– Подготовку к Олимпиаде критиковали в том числе и за возможно негативное влияние на природу курортного региона и особо охраняемых природных территорий (ООПТ). На ваш взгляд, насколько серьёзным оказалось это воздействие?

– Любое, даже самое незначительное строительство так или иначе воздействует на окружающую среду, иначе не бывает. Поэтому экологической составляющей было уделено особое внимание. Ряд объектов вообще перенесли из первоначально запланированного места, например все помнят, как по итогам дискуссии с экологами перенесли санно-бобслейную трассу.
Было немало сделано и для самих ООПТ. Например, был реконструирован Вольерный комплекс в заповеднике, объекты рекреации в Сочинском нацпарке были восстановлены, заложены питомники аборигенных растений. Программа восстановления популяции переднеазиатского леопарда – это вообще уникальная история. Были построены автомобильные транспортные артерии и развязки, которые уменьшили количество пробок в горно-климатическом курорте Сочи, как следствие, снизилось количество выбросов в атмосферу. Газифицированы многие районы в посёлках, где до проведения Игр топили углем.

– После окончания стройки и проведения Игр вы сталкивались с претензиями от природоохранных активистов?

– Те экологические организации, которые были конструктивно настроены, в дальнейшем, безусловно, помогли строителям и проектировщикам справиться со сложным вызовом, а те, кто изначально радикально выступал против строительства олимпийских объектов, остался при своём мнении. Речь идёт о Greenpeace, который был однозначно против строительства объектов, с ними взаимодействие было прервано. С Фондом дикой природы России хоть и сложное, но было взаимодействие, их представители даже возглавляли комиссии государственной экологической экспертизы. Могу сказать, что решения принимались с оглядкой на различную палитру мнений. При проектировании и строительстве олимпийских объектов мы использовали известный мировой принцип триады: если можно не размещать объект – не размещай, если это невозможно и надо строить – минимизируй воздействие на природу, а всё оказанное воздействие – компенсируй. На олимпийской стройке впервые за каждое срубленное дерево высаживалось три таких же. Для этого были заложены питомники аборигенных растений. Компенсационные высадки велись и позволяли компенсировать тот ущерб, который был связан с размещением всех объектов.

– За счёт каких технологий удалось снизить воздействие на окружающую среду при строительстве совмещённой дороги в горный кластер?

– Эта дорога – самый сложный и уникальный объект. Российские железные дороги реализовали беспрецедентную по сложности задачу, создав пять новых современных вокзальных комплексов.
Чтобы сохранить краснокнижные виды растений на одном из наиболее ценных в экологическом отношении участков трассы совмещённой дороги, был пересмотрен первоначальный проект: большую её часть было решено проложить по мостам и эстакадам. Это позволило сократить площадь вырубаемых деревьев на стройплощадках и сохранить пути миграции животных. На всём протяжении дороги было возведено 77 мостов (из них 37 железнодорожных) и проложено 12 тоннелей общей протяжённостью более 29 км.
Для снижения воздействия на окружающую среду вместо изначально планировавшейся двухпутной железной дороги на некоторых участках была проложена однопутная, и на три метра сократилась ширина дорожного полотна и коридора отвода под строительство. Часто природоохранные решения приводят к удорожанию стоимости объектов, но они оправданы необходимостью их применения на особо чувствительных природных территориях.

– Если бы Олимпиада проходила на Байкале и для её проведения нужно было бы построить дорогу вдоль озера, удалось бы это сделать с минимальными потерями для заповедника?

– Олимпиада-2014 дала возможность получить уникальный опыт размещения важных инфраструктурных объектов без значительного ущерба для окружающей среды. Применять уже отработанные технологии можно и на других стройках, требующих поиска оптимальной трассы объекта. Для того чтобы такие проекты реализовывать, сначала надо изучить территорию, выявить наиболее уязвимые участки местности для создания зверопереходов (это искусственные инженерные сооружения, которые соединяют места обитания диких животных, которые были разъединены дорогой. – Ред.). Можно было бы использовать современные строительные технологии на байкальской стройке при возведении экодуков (мост или тоннель, служащий для перехода животных через дороги, механических транспортных средств, например автотрассы. – Ред.). Сейчас вести стройку без ущерба для окружающей среды можно намного проще, чем 10 лет назад: есть строительные нормы для строительства экодуков, появились новые решения по очистке сточных вод с объектов, в частности используется и мембранная очистка, которая позволяет достичь нулевого сброса загрязняющих веществ. Инфраструктурные объекты можно развивать на самых уязвимых территориях, выполняя, конечно, компенсационные мероприятия, такие, как, например, расширение территории ООПТ за счёт включения иных, особо ценных участков, дополнительной кратной высадки деревьев, развития рекреационного потенциала уникальных территорий. Ну и прислушиваться к экологам, которые всегда подскажут и дополнят теми мероприятиями, которые важны и ценны для каждой конкретной территории.

Беседовала Анна Героева

Первые лица

В раздел →

Новости

Все новости →

Мероприятия

В раздел →