Новости дня

Мероприятия

Задать вопрос участникам круглого стола
Закрыть
Вопрос участнику
Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*

Как «Сапсан» появился на российских дорогах

Пассажирские перевозки | Вторник | 17.12.2019 | 08:11
Валентин Гапанович, президент НП «ОПЖТ»
Сапсан 10 лет назад
Иван Шаповалов/Пресс-служба ОАО «РЖД»
Запуск «Сапсана» открыл новую страницу в истории железных дорог России. Этот проект заложил основы для предиктивной аналитики, автовождения поездов, совершил переворот в диспетчеризации. О том, как «Сапсан» появился на российских дорогах, наш сегодняшний разговор.

– Валентин Александрович, почему выбрали подвижной состав компании Siemens?

– Задача состояла в том, чтобы с учётом нашей специфики, совмещённого грузового и пассажирского сообщения выбрать лучший вариант. Мировой опыт высокоскоростного движения тогда был ещё небогат, на совмещённой линии – лишь у Германии, где как раз использовались поезда Siemens. Поэтому в 2000 году Минтранс РФ подписал договор о сотрудничестве с этой компанией. А в апреле 2005 года в немецком Ганновере на международной промышленной выставке был подписан договор о разработке высокоскоростных поездов для России. 31 мая того же года представителями компании «Сименс АГ» были переданы технические требования к высокоскоростным поездам, а ровно через год, в мае 2006-го, в Сочи был заключён договор на производство и поставку восьми высокоскоростных поездов и предварительный договор на их сервисное обслуживание.

– Почему базовой стала именно платформа Intercity-Express, или ICE-3?

– Такой выбор – результат долгой дискуссии о том, какой состав использовать в России – с локомотивной или распределённой тягой. У каждого из вариантов есть плюсы и минусы. После внимательного изучения показателей коэффициента сцепления пути, возможностей для снижения эксплуатационных издержек, надёжности поездов было принято решение, что для России поезд с распределённой тягой лучше. А самым прорывным проектом тогда и стал ICE-3.

– Чем отличается «Сапсан» от типового ICE-3?

– Внешне «Сапсан» шире по габаритам. Используется другая тележка, причём не только из-за ширины железнодорожной колеи. Есть отличия по климатическим требованиям, электромагнитной совместимости с системами железнодорожной автоматики и связи. Учтено более высокое в отличие от европейских железных дорог влияние железнодорожного пути на подвижной состав и другие нормы динамико-прочностных характеристик.
Тележка для «Сапсана» спроектирована заново. Ширина листа стали, из которого изготавливается тележка, в России на 4 мм больше, чем в Германии или, например, у аналогичных поездов в Китае. Но габариты – это, наверное, то отличие, которое заметно глазу пассажира. Есть много новаций, которые не видны, но являются принципиальными. Всего за время адаптации состава к российским условиям ОАО «РЖД» совместно с Siemens получило свыше 70 патентов.

– О каких новациях идёт речь?

– Например, о серьёзных отличиях кабины машиниста. Отечественные нормативы требуют, чтобы у машиниста была возможность встать во весь рост и одновременно с этим вести поезд. В ICE-3 подобное предусмотрено не было. Проектировщики изменили форму кабины, увеличив высоту примерно на 30 см. Переконструировалась кабина в тогда ещё закрытой лаборатории Siemens, где впервые в немецком транспортном машиностроении применялись технологии 3D-проектирования. Разработка стала серийной.

– Какие элементы адаптировать было сложнее всего?

– В те годы в России фактически не было опыта организации регулярного сообщения на скорости 250 км/ч, поэтому сложностей было много. Одна из самых серьёзных – дефектность колёс. Специалисты ОАО «РЖД», отраслевых институтов, Siemens работали над решением проблемы, без преувеличения, сутками. Для высокоскоростного движения был создан индивидуальный профиль колеса. Также российские металлурги освоили выпуск колёсных центров для высокоскоростного подвижного состава, включая поставки на экспорт. То есть проект «Сапсана» стал стимулом для развития отечественной металлургии. Железные же дороги получили задел на будущее.

– О каком именно заделе идёт речь?

– Открою небольшой секрет. «Сапсаны» рассчитаны на эксплуатацию при скорости 330 км/ч. Надо лишь установить на колёсную пару ещё один тормозной диск, для которого оставлено место. Почему конструкционная скорость 250 км/ч? Поезд сертифицируется на конструкционной скорости плюс 10%. Опытные поездки показали, что на той инфраструктуре, где проводилась эксплуатация, провести полноценные сертификационные испытания на скорости свыше 300 км/ч не получится. Были ограничения по пути, энергетике, другим факторам. Когда придёт эпоха увеличения скорости до 330 км/ч, «Сапсан» можно элементарно адаптировать под неё. Но полноценное высокоскоростное движение возможно только на выделенной линии.

– Что изменилось в инфраструктуре при запуске «Сапсана»?

– Модернизация скоростного хода Москва – Санкт-Петербург началась ещё в середине 1990-х по решению Коллегии МПС РФ. Тогда планировалось запустить в эксплуатацию поезда типа «Сокол», но этот проект по ряду причин не стал серийным. Но титаническая работа по модернизации пути, замене контактного провода, контактной подвески была проведена. Много было сделано и под запуск «Сапсана». Например, разработаны специальные скоростные стрелочные переводы. Серьёзные изменения внесены в нормативную базу в части конструкции нижнего и верхнего строения пути. Мы столкнулись с массой проблем в области электромагнитной совместимости, работы тяговых преобразователей, радиосвязи, СЦБ. И все они были решены.

– Как изменилось управление поездами?

– Именно на проекте «Сапсана» в России впервые в истории появился единый диспетчерский центр управления движением. Исторически рабочие места диспетчеров четырёх диспетчерских кругов были отдельно, а в рамках проекта их объединили за одним информационным табло коллективного пользования. В результате каждый диспетчер может видеть всю ситуацию на пути от Москвы до Санкт-Петербурга, он понимает, что делают коллеги, отвечающие за движение в соседних диспетчерских кругах. Плюс добавлена информационная поддержка – при реализации проекта «Сапсана» создана и начала использоваться система «Автодиспетчер». Первые её версии сложно назвать в полной мере интеллектуальными, но основы заложены. Потом эта система была реализована на проекте пути Сочи – Адлер – Красная Поляна, а в современном виде используется на МЦК. По сути, это финиш проекта, который начался с «Сапсана». Тогда же, кстати, были созданы предпосылки и для развития предиктивной аналитики при обслуживании подвижного состава в депо Металлострой Октябрьской железной дороги.

– Что именно было сделано?

– В поезде установлено 1,4 тыс. датчиков, с дискретностью в 5 секунд идёт опрос всех ответственных узлов состава, информация автоматически передаётся в центр управления, обрабатывается, и на основании этого готовятся планы по ремонту. В одном из «Сапсанов» есть также специальное оборудование для мониторинга состояния объектов инфраструктуры.
На тот момент это была новейшая система мониторинга. ОАО «РЖД» удалось убедить Siemens установить в один из вагонов дефектоскопический диагностический комплекс для мониторинга пути, контактной сети, СЦБ. Поезд одновременно везёт пассажиров и проводит диагностику инфраструктуры. У этой разработки огромный экспортный потенциал – отечественная компания «Инфотранс» уже поставляет оборудование, аналогичное установленному на «Сапсане», в страны Западной Европы, например в Швейцарию (эта страна – один из мировых лидеров по внедрению инноваций). В России технология используется не только на «Сапсане», но и в «Ласточках», что в 2019 году позволило отказаться на МЦК от контроля за состоянием пути с помощью вагонов-путеизмерителей. Очевидно, что будущее за подобными системами, позволяющими сокращать издержки. Сегодня нет необходимости выделять отдельные вагоны и локомотивы для систем диагностики инфраструктуры. Когда речь идёт о цифровой трансформации железной дороги, надо говорить о конкретных проектах. И один из них – это как раз проект системы диагностики инфраструктуры, который можно тиражировать на всю сеть железных дорог.

– Какие ещё наработки проекта «Сапсан» полезны для современных железных дорог?
  
– Многие технологии и технические средства, используемые в нашем первом проекте высокоскоростного движения, нашли применение практически во всех подотраслях железнодорожного комплекса, от инфраструктуры до подвижного состава. Достойным продолжением «Сапсана» стал проект «Ласточка», где была впервые решена одна из задач инновационного развития отечественного транспортного машиностроения – локализация производства.

Сегодня при серийном производстве этих поездов на заводе «Уральские локомотивы» уровень локализации составляет более 80%. Аналогичные показатели и на заводах АО «Трансмашхолдинг», где были реализованы технологии наших зарубежных партнёров.
Беседовала Юлия Громадская

Cегодня в СМИ

Первые лица