Новости дня

Мероприятия

Задать вопрос участникам круглого стола
Закрыть
Вопрос участнику
Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*

Флоту «Трансаэро» нет места на российском рынке

Пассажирские перевозки | Четверг | 08.10.2015 | 20:51
Об причинах банкротства «Трансаэро» и перспективах повторения этого сценария другими перевозчиками в интервью телеканалу Россия 24 рассказал председатель совета директоров ОАО «Международный аэропорт «Внуково», акционер компании «Трансаэро» Виталий Ванцев
Об причинах банкротства «Трансаэро» и перспективах повторения этого сценария другими перевозчиками в интервью телеканалу Россия 24 рассказал председатель совета директоров ОАО «Международный аэропорт «Внуково», акционер компании «Трансаэро» Виталий Ванцев  | Пассажирские перевозки
ТАСС
Компания «Трансаэро» попала в ситуацию, в которой не могла получить рефинансирование: достаточно большая долговая нагрузка, большие кредитные ставки. Обслуживать эти кредиты было тяжело, хотя компания старалась. Недоговоренность с банками привела к той ситуации, которую мы сегодня наблюдаем.

Предложения, которые озвучивают банки: давайте мы сейчас реструктурируем, рефинансируем, долги конвертируем в ценные бумаги длинной 20 лет, облегчим вам кредитную нагрузку. Прекрасные предложения! Но хороши они были в мае месяце.

Неоднократно переводились переговоры с господином Плешаковым с генеральным директором авиакомпании Ольгой Александровной с банками. Никто же ничего не скрывал. Все показывали: «Ребят, вот такая ситуация. Мы просто не продержимся. Поэтому нам нужно рефинансироваться».

Мы сейчас говорим о 85 млрд рублей чистого долга банкам. Я не учитываю финансовый лизинг, операционные расходы. Но 85 млрд - это что ж за бизнес такой должен быть, чтобы за три года или за пять вернуть?

Мы же понимаем, что это должен быть длинный период - 10-15 лет, наверное. Но все эти годы, обслуживание долга приносило бы банкам деньги, прибыль, которую банки фиксируют, получая проценты по кредитам. И вот в этой ситуации, когда в мае месяце Плешаковы говорили, что надо садиться за стол договариваться о длинной реструктуризации, мне кажется банки их просто не услышали.

Все это время велась работа с государством и банками. Если бы было откровенно сказано: «Вы гарантий не получите, долг мы вам реструктуризировать не будем», наверняка менеджмент «Трансаэро» сказал бы: «да мы входим в дефолт, банкротство, внешнее управление». Это дает защиту от текущих долгов на три года. И дальше спокойно бы компания работала. И вполне возможно, что и выплыла бы - сократившись, реструктуризировав. Может быть, сократив объем перевозок.

Примеры такие есть – «Ютэйр». В это же время в прошлом году, все говорили: «Ютэйр» банкрот. Да компания вошла в дефолт, сказала что не может исполнять обязательства перед банками, но будет исполнять обязательства перед пассажирами. Реструктуризировалась, провела большую работу по оптимизации парка воздушных судов, и по количеству направлений и рейсов. И что мы сегодня видим? Мы видим успешную компанию, которая приносит операционную прибыль.

Все жили надеждой, что в ближайшее время ситуация найдет разрешение: что с одной стороны банки согласятся на реструктуризацию, банки надеялись, что компании будут даны государственные гарантии. Не надо забывать, что одним из важнейших требований банков в той ситуации было именно получение госгарантий под кредит.

В 2012-2013 году, когда шел большой рост перевозок в стране, компания решила обновить флот. И «Траенсаэро» была вынуждена заказывать новые воздушные суда – это и Боинги 737 и Аэробусы 320 и одна из крупнейших сделок Аэробусы 380 - 6 законтрактованных самолетов. Причем на тот момент времени «Трансаэро» имела право так думать стратегически. У компании была хорошая наработка по массовым перевозкам. Они понимали, как сократят флот 747-х Боингов, вместо них выставят 380-е аэробусы, и как их будут загружать. И тут начинается 2014 год, который никто не мог предусмотреть. Никто не знал даже в январе 2014 года, что нас ожидает в мае.

И в этой ситуации, конечно, массовые туристические перевозки начали затухать. Мы помним кризисы прошлого года с туроператорами. Это не могло не отразится на крупнейшем туристическом перевозчике. А учитывая нагрузку по лизинговым платежам, по самолетам, которые даже еще не были получены, а «Трансаэро» уже за них платило, несло по ним обязательства. И это в том числе сегодня составляет долг компании. Именно этого не выдержала компания. Наступил бы этот кризис через два года, может быть, все было бы хорошо и «Трансаэро» бы летало.

Флоту «Трансаэро» просто нет места на российском рынке в текущей ситуации. Маловероятно, что кто-то кроме «Аэрофлота» или его дочерней компании может такие воздушные суда себе взять. Но есть другие мировые рынки. Мы же не закрыты. В Европу, допустим, мы не можем сегодня сдать эти суда. Но есть и Африка и Ближний Восток, открывшийся Иран.

Нового перевозчика создавать совершенно бессмысленно – это опять вложение огромных денег. Я не очень понимаю кто будет огромные деньги сегодня вкладывать. Во первых в раскрутку нового бренда. Под брендом «Трансаэро» в ближайшее время, наверное, не рекомендуется сегодня работать. Это не вина людей которые там работают: чудесный коллектив и персонал, я знаю там и средний менеджмент.

Те компании, которые прошли через очистительный период 2014-2015 года, они стабильно стоят на ногах. Успели сократиться, кто-то и не рос, а занимал свою нишу с тремя-четырьмя направлениями. И эти компании, так и существуют, у них хорошая загрузка. На сегодня я не вижу на рынке компаний, которые могли бы попасть в такую ситуацию.

Ситуация в авиаотрасли непростая. Как и в целом в экономике непростая ситуация. Страна перешла на годовой бюджет, мы все тоже перешли, если честно, на годовые бюджеты. Иногда даже на квартальные. Поэтому все непросто. Но опять же не первый раз. У нас есть свои рецепты как это пережить. Год-два будет тяжело а потом, я уверен, все восстановится.

Cегодня в СМИ

Первые лица