Коронавирус / 13.05.20 19:01

Один день из жизни ЦКБ «РЖД-Медицина» на Волоколамском шоссе

Специальный репортаж корреспондента «Гудка» о том, как врачи ведут борьбу за своих пациентов, зараженных коронавирусом

Специальный репортаж корреспондента «Гудка» о том, как врачи ведут борьбу за своих пациентов, зараженных коронавирусом | Коронавирус
фото:Павел Кассин/ ИД «Гудок»

Герои 2020 года – врачи и медсёстры, которые, рискуя жизнью, ведут борьбу за своих пациентов, заражённых коронавирусом. Среди них медики сети учреждений здравоохранения «РЖД-Медицина». Корреспонденты «Гудка» провели один день вместе с ними.  

В Москве пациентов с COVID-19 принимают три стационара двух ведомственных больниц – имени Н.А. Семашко на улице Ставропольской и на улице Шоссейной, а также в Центральной клинической больнице «РЖД-Медицина» на Волоколамском шоссе. Последняя начала приём больных с 13 апреля. Именно врачи ЦКБ согласились показать корреспондентам «Гудка» свою работу.

Было бы неправдой сказать, что я не волновался. Ежедневные сводки словно с фронта: количество заражённых, тяжёлых, подключённых к аппарату искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ), умерших... Но есть и статистика выздоровевших. Значит, врачи выполняют свой долг. Как они это делают, я и хочу выяснить.

Территория Центральной клинической больницы «РЖД-Медицина» на Волоколамке  – это десятки зданий и корпусов: лечебных, административных, хозяйственных. С началом пандемии попасть сюда можно, только имея пропуск.

При входе в 10-й корпус больницы – именно здесь расположен кабинет главного врача ЦКБ Рафика Шабурова, который нас ждёт, – мы надеваем бахилы, а на посту охраны нам выдают медицинскую маску. Это необходимые меры предосторожности.

Противовирусная трансформация

ЦКБ никогда не была рассчитана на лечение инфекционных больных, говорит Рафик Шабуров. Но в марте, когда обстановка с распространением коронавируса в Москве стала ухудшаться, в больнице начался процесс перепрофилирования.

Её поделили на две зоны – «грязную», где сейчас находятся больные, и «чистую». Между ними организовали два санпропускника – через один проходят медицинские работники к пациентам. Второй предназначен для передачи лекарств и пищи.

Установили и шлюзовые двери. Принцип их действия таков: если открыта дверь на вход в «грязную» зону, то вторая дверь – на выход из неё в «чистую» –  не откроется. Это позволяет исключить движение воздуха между помещениями и возможное распространение коронавирусной инфекции.

На входе в каждый корпус – бесконтактные диспансеры для дезинфекции рук и обеззараживатели воздуха.

«Значительная часть коллектива с пониманием отнеслась к новости о том, что больнице придётся принимать пациентов с новым вирусом. Кто, если не мы? – говорит Рафик Шабуров. – Но были те, кто по своим личным причинам не согласился работать с опасной инфекцией. Это их выбор, и мы не можем за это осуждать коллег».

Небольшой по размерам кабинет главного врача вот уже второй месяц служит для Рафика Шабурова и рабочим местом, и местом для сна.  Чтобы как-то отделить рабочую зону от жилой, вместе с коллегами сделали перестановку, разделив помещение на две части массивным шкафом.  «Сначала спал на раскладушке, сейчас поставили кровать», – рассказывает главврач.

Чтобы не было страшно

Всего в ЦКБ  развёрнуто 400 коек для лечения пациентов, из них 393, в том числе 22 реанимационные, заняты. 19 человек подключены к аппаратам искусственной вентиляции лёгких.

Больные поступают в ЦКБ со всей Москвы по скорой помощи – в последние дни за сутки больница принимала по 25–35 карет неотложки.
 
Очередную скорую на входе встречают санитарки Кристина и Елена. «Из-за костюма больные видят только наши глаза. Но мы всё равно стараемся улыбаться. Чтобы им не было страшно», – позже расскажут девушки.

В приёмном отделении регистраторы, врачи и санитары – все похожи друг на друга в своих «космических» костюмах. Их имена и фамилии написаны на груди крупными буквами чёрным маркером. «На всякий случай, чтобы не спутать. Хотя мы уже и так узнаём друг друга по глазам и по голосу», – говорят врачи. Эти надписи нужны и для того, чтобы по ошибке не надеть повторно использованный костюм. Есть надпись – значит, использованный. 

«Пиковая нагрузка на отделение пришлась на первые дни после открытия. Мы принимали по 70–80 скорых в день, – вспоминает врач-травматолог-ортопед, заведующий приёмным отделением ЦКБ Константин Сергеев. –  У большинства наших пациентов уже верифицирована пневмония с серьёзными повреждениями лёгочной ткани, а значит, им требуются постоянное наблюдение и мониторинг состояния их здоровья».

Средний возраст поступающих пациентов – 60–65 лет. Самому молодому – 23 года. По словам Константина Сергеева, большинство больных не имели прямых контактов с заболевшими коронавирусной инфекцией – вероятнее всего, заразились в транспорте или при посещении магазинов.

Рабочие будни

Смена медицинского персонала в «грязной» зоне длится минимум 8 часов. Пересменки – в 8 утра, 16 часов и в полночь. 

Перед входом в «грязную» зону висит большой плакат с инструкцией о правильном и безопасном переодевании в защитную одежду, но на него практически никто не обращает внимания – все действия отработаны до автоматизма.
 
Сначала медики обрабатывают руки антисептиком, надевают первую пару перчаток. После защитный комбинезон. Бахилы. Респиратор. Очки. Капюшон. Вторая пара перчаток. Далее проверка того, что все элементы защитного костюма надеты правильно, между ними отсутствуют зазоры и нет непокрытых кожных покровов.

Врачи признаются: в таком костюме почти сразу становится жарко, а дышать тяжело. Тем не менее настроение бодрое. Девушки, переодеваясь в бесформенные защитные костюмы, подшучивают над собой и друг над другом: «Как сидит на мне костюмчик, не полнит?», «Где моя помада, вы не видели?»

Проводив медиков в «красную» зону, встречаем тех, кто уже отработал свою смену. От постоянного ношения тугих очков у них на лице глубокие следы. У некоторых – ожоги, так как маски многоразового использования и обрабатываются дезинфицирующим средством.

«Жалеть себя некогда, по ту сторону люди, которым гораздо тяжелее, чем нам», –  говорит сердечно-сосудистый хирург Сергей Фролов.

Когда все медики освободились от защитных костюмов, санитарка длинной деревянной палкой поддевает маски и уносит их на обработку. А костюмы – на утилизацию.

Подкрепление из регионов

Бок о бок с московскими медиками трудятся и специалисты из учреждений сети «РЖД-Медицина» из других городов: Читы, Тынды, Челябинска, Иркутска, Новосибирска, Уфы, Самары, Тюмени, Красноярска, Екатеринбурга и других городов. Это врачи разных специальностей: трансфузиологи, анестезиологи, хирурги, инфекционисты, терапевты, а также средний и младший медицинский персонал. 

Трансфузиолог Илья Чайников и его супруга, врач-терапевт Мария, приехали в Москву из Самары, где уже шестой год работают в клинической больнице сети «РЖД-Медицина».

«Ехать или не ехать – долго не думали, – признаётся Илья Чайников. – Я предложил, а жена поддержала. Мы ведь прежде всего врачи, поэтому помогать пациентам и коллегам, где мы бы ни находились, – наш долг».

Они вместе с другими медиками живут в гостинице в Митино. В больницу и обратно их привозят на специальных автобусах «РЖД-Медицина», на борту которых написаны главные слова последних месяцев: «Оставайтесь дома для нас», «Медики, спасибо. Мы гордимся вами».

«Каждый день звоним домой, постоянно узнаём, какая ситуация складывается  с коронавирусом в Самаре. Я уверена, если понадобится помощь в нашем городе или других городах, коллеги-москвичи в стороне не останутся. Только вместе мы сможем противостоять пандемии», – добавила она.

Константин Сергеев говорит, что коллеги из регионов быстро влились в работу. Они ориентируются в больнице, в наших электронных системах. «Сложившаяся ситуация с коронавирусом – это ещё и вызов для людей в белых халатах. Возможность проявить себя, показать свои лучшие профессиональные качества», – убеждён он.

Профессия на всю жизнь

Многие московские врачи и медсёстры живут в больнице – это решение они приняли сами, чтобы не допустить возможного заражения членов своих семей.

Старшая медицинская сестра общебольничного персонала ЦКБ Ольга Харитонова последний раз была дома 13 апреля. С этого дня с родными и сыном, который оканчивает десятый класс, поддерживает связь только  по телефону и видео.

«Казалось бы, не так много времени прошло, но я уже очень жду встречи с ребёнком, – признаётся она. – Но профессию медика человек выбирает один раз и на всю жизнь. Сын уже взрослый и прекрасно понимает, что его мама, как и сотни других медиков, сейчас нужнее здесь, где людям плохо и больно».

Интересуюсь у главврача, как часто медики сдают тесты на коронавирус. «Еженедельно, – отвечает он. – Случаи заражения новым вирусом есть и у нас.  Идёт пандемия, и это неизбежно. По данным мировой статистики, 15–35% медперсонала заражается».

Если болезнь у медика протекает в лёгкой форме, то его направляют на обсервацию в центр медицинской реабилитации «Жемчужина Подмосковья» ЦКБ «РЖД-Медицина». Если требуется постоянное наблюдение врачей, то лечат здесь же, в ЦКБ.
 
Поиск новых решений

Среднее время пребывания больного в больнице на Волоколамском шоссе – 11 дней, говорит Рафик Шабуров. После того как человек идёт на поправку, его отпускают домой. Скорейшего выздоровления удаётся добиться за счёт того, что медики находят новые подходы к лечению нового вируса. 

«У человека, заражённого коронавирусом, при тяжёлом течении болезни происходит массивное тромбообразование, и в первую очередь страдают лёгкие. Поэтому весь врачебный мир сошёлся на одном – антикоагулянтная терапия является базисной терапией», – поясняет главный терапевт Центральной дирекции здравоохранения Сергей Черёмушкин.

Терапия  назначается исходя из общепринятых стандартов, в зависимости от массы тела больного. Но этого недостаточно, считают в ЦКБ. Поэтому при назначении лечения отраслевые медики первыми стали опираться ещё и на результаты теста «Тромбодинамика», который позволяет по анализу крови уловить недостаточность антикоагулянтной терапии и подобрать адекватную лечебною дозу.

«Такой индивидуальный подход к лечению позволяет добиться лучших эффектов за счёт уменьшения лихорадочного периода, снятия одышки. Сегодня во время обхода порядка десяти пациентов, которым мы скорректировали дозы антикоагулянта сказали, что им стало значительно лучше, – говорит Сергей Черёмушкин. – Каждый выздоровевший пациент – это наша общая победа. И отрадно, что побед в последнее время становится всё больше».

В тот день из ЦКБ были выписаны 36 человек. Ещё четыре десятка выздоровевших  пациентов покинут стационар в ближайшие дни.

Фоторепортаж о работе Центральной клинической больницы «РЖД-Медицина» на Волоколамском шоссе в дни эпидемии смотрите здесь.

Виталий Маслюк

Первые лица

В раздел →

Новости

Все новости →

Мероприятия

В раздел →

Актуальное