Новости дня

Мероприятия

Задать вопрос участникам круглого стола
Закрыть
Вопрос участнику
Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*

Путь к безотходному производству

Инфраструктура | Четверг | 27.02.2020 | 08:02
Повторное использование деталей уменьшает дефицит и снижает нагрузку на окружающую среду
Путь к безотходному производству
Александр Саверкин / ИД «Гудок»
Услуга по утилизации очень востребована среди собственников подвижного состава. Помимо лома владельцы вагонов имеют возможность получить запчасти для повторного использования или продажи на вторичном рынке. Из чего складывается цена на утилизацию, как происходит процесс разделки, какие факторы влияют на объём утилизируемой продукции, а также о реализации деталей и металлолома рассказывает генеральный директор ООО «Вторчермет-Находка» Артур Нурмухамедов. 

– Артур Фатхуллаевич, расскажите, как вы создали компанию «Вторчермет-Находка» и почему выбрали именно эту сферу бизнеса?
 
– В 2008 году в разгар финансового кризиса мы с моими партнёрами – крупными экспортёрами лома на Дальнем Востоке решили создать новый совместный бизнес. Мы стали закупать лом у промышленных предприятий и поставлять его на металлургические заводы. Изначально компания называлась «Вторчермет» с лицензией в Находке. У нас совершенно не было представления, куда мы придём, но были огромное желание и энтузиазм. С тех пор название «Вторчермет-Находка» сохранилось за нами, но слово «Находка» потеряло своё географическое значение. Нашим первым клиентом стала крупнейшая промышленная компания России – Трансмашхолдинг, с которой мы работаем по сегодняшний день. В первый год своей деятельности мы продали 34 тыс. тонн лома. Вскоре к торговле ломом мы добавили направление по поставке запчастей и разделке вагонов, а в 2017 году стали сами владеть и управлять вагонным парком. Каждый год наша выручка увеличивалась в два раза, для нас это являлось показателем того, что мы движемся в правильном направлении.

– Насколько сильна сейчас конкуренция на рынке промышленного лома? 

– Есть немало компаний, которые занимаются похожей деятельностью, но нашим главным отличием среди них является качество услуг, скорость обработки заказов, платёжеспособность и географический охват. Конкуренция позволяет непрерывно улучшать уровень оказываемых услуг через оптимизацию внутри компании, чем мы занимаемся каждый день.

– Сколько вагонов в год вы утилизируете? 

– Мы сейчас вторая по объёму компания по утилизации выгонов в России после Торгового дома РЖД. В прошлом году мы переработали более 1,5 тыс. вагонов. На 2020-й мы запланировали утилизировать 5 тыс. вагонов, а также поставить операторам и ремонтным предприятиям более 20 тыс. ремонтопригодных колёсных пар и 30 тыс. единиц крупного литья для ремонта подвижного состава.

– Востребована ли рынком услуга утилизации вагонов и какие факторы влияют на объём утилизируемой продукции? 

– Конечно, ведь у любого вагона есть допустимый срок эксплуатации. После его окончания транспортные компании заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее избавиться от вагона, ведь за каждый день простоя приходится платить. Также есть и второй вариант, когда владелец хочет утилизировать вагон раньше окончания срока эксплуатации. Нередко предприятие не использует подвижной состав, признаёт вагоны нерентабельными, несёт расходы на содержание вагонов и простои. В этом случае эффективнее вагон продать на лом.
Срок службы и экономика вагонов, собственно, являются единственными факторами, которые влияют на объём утилизации.
Если с окончанием срока службы всё понятно, то экономика вагона является очень гибким фактором. Иногда вагон, если у него нет грузовой работы, приходится утилизировать совсем новым.
Около пяти лет назад мы резали штрипсовозы (штрипс – металлургическая заготовка для производства труб большого диаметра. – Ред.) из-за того, что их владелец не смог заключить контракт с производителями этой трубы, не было необходимости поставлять штрипс, и, как следствие, не было продаж конечной продукции. То есть у всех, кто стоял в цепочке – от производителя штрипса до перевозчика, – не было работы. Штрипсовозы невозможно переделать или модернизировать. В итоге после пяти лет эксплуатации владелец решил вагоны порезать.
Также бывает, что вагону осталось жить лет пять, но затраты на проведение ремонта превышают окупаемость. В этом случае утилизация также экономически оправдана.

– Как происходит процесс утилизации вагонов для заказчика? 

– Если подходит к завершению срок службы подвижного состава или появилась другая причина его утилизировать, то владелец имущества обращается к нам и объясняет, какой вагон у него имеется, какими характеристиками он обладает и в каком он состоянии – в рабочем (может передвигаться по сети) или требует ремонта. В зависимости от текущего технического состояния мы решаем, что с ним делать – резать на месте силами выездных бригад или передислоцировать на территорию, оборудованную мощностями для утилизации. В 95% случаев – это второй вариант.
После того как проведены все работы по разборке вагона, мы формируем материал, который образуется, то есть лом и запчасти. Лом уходит на металлургические заводы, а запчасти – собственникам подвижного состава либо вагоноремонтным депо.

– Из чего складывается цена подлежащего утилизации вагона? 

– Мы оцениваем каждый вагон или партию индивидуально, исходя из пригодных к повторному использованию комплектующих, срока службы вагона и прочих характеристик. Цена зависит от того, в каком техническом состоянии находится вагон, потому что выездные бригады и утилизация на месте всегда дороже, чем производственный цикл, организованный в конкретной точке. Эта оценка прозрачна и понятна владельцу вагона, ничего скрыть от него мы не пытаемся.

– Вы работаете с вагонами иностранных операторов? 

– «Вторчермет-Находка» – это сервисная компания, которая функционирует на всём пространстве колеи 1520 мм. Мы можем организовать утилизацию в любой точке. В числе наших клиентов есть компании из Украины, Казахстана, Узбекистана и Латвии.

– Много ли деталей утилизируемых вагонов пригодны для повторного использования? 

– Собственно утилизация – это процесс разделения вагона на металлолом и запчасти, пригодные для ремонта других вагонов. Самые востребованные элементы – колёсные пары, надрессорные балки, боковые рамы и автосцепки. Наша технология утилизации построена так, что удаётся сохранить максимальное количество пригодных запчастей. Это важная составляющая нашей работы, и не только из-за увеличения эффективности утилизации и улучшения экономики сдачи в утиль вагона для его владельца. Лично я как совладелец компании считаю важным, что, используя детали повторно, мы снижаем нагрузку на окружающую среду, уменьшая количество мусора и выбросов в атмосферу, которые неизбежны в сталелитейном производстве. Вообще с точки зрения повторного использования ресурсов утилизация вагонов – это практически безотходное производство.
Конечно, повторное использование деталей возможно только после обязательной проверки в вагоноремонтном депо, имеющем необходимые для этого разрешения. Таким образом, именно депо определяет качество запасных частей, и, если признает деталь непригодной, она отправится в переплавку.

– Каким образом вы реализуете металлолом и запасные части вагонов? 

– Мы используем все возможные каналы продаж металлолома и запасных частей, обмен коммерческими предложениями, проведение торгов, в том числе и на нашем сервисе nahodka.online. Мы можем выполнять долгосрочные оптовые поставки запасных частей, металлолома, а также реализовывать небольшие партии по запросу для потенциальных покупателей.

– Что такое сервис nahodka.online? 

– Nahodka.online – это наш серьёзный цифровой проект, электронная торговая площадка, сочетающая в себе три сервиса, ориентированных на железнодорожную отрасль: оценка вагонов в разделку, оценка ремонта вагонов и аукцион запасных частей.

– Какова технология расчёта стоимости утилизации и ремонта вагонов? 

– Без ложной скромности скажу, что наш сервис оценки вагонов в разделку не имеет аналогов в мире. Оценка происходит на основании паспортных данных и данных о месте нахождения вагона с учётом его износа. Рассчитанная стоимость вагонов складывается из стоимости деталей, установленных на вагоне, стоимости лома с учётом его цены в регионе разделки, стоимости передислокации вагона на станцию разделки, а также стоимости услуг разделки. Сервис позволяет считать вагоны как по одному, так и партиями в один клик.
Алгоритм этой системы предоставляет клиенту самый выгодный по цене вариант реализации имущества.
После того как клиент воспользовался нашим сервисом, он может обратиться к любой компании, которая доставит его вагон на место. Мы со своей стороны предоставляем только услугу по расчёту, который детально расшифровывается.
Оценка ремонта вагонов – своего рода калькулятор, в котором можно на основании паспортных данных о вагоне оперативно получить информацию о стоимости ремонта и запчастей.

– Почему вы не рассчитываете стоимость разборки пассажирских вагонов? 

– Сегодня 90% рынка железнодорожных пассажирских перевозок принадлежит РЖД, а у них существует только один подрядчик, который утилизирует вагоны. Мы можем сделать такой расчёт, но ценности для рынка это не несёт.

– Как происходят аукционы на вашей площадке и кто может в них участвовать? 

– У нас существуют торги на продажу запчастей и объявления. Объявления нужны для тех пользователей, которые хотят сообщить о том, что им требуются или у них есть запчасти, но они не хотят объявлять торги. При этом объявления не обязывают владельцев подтверждать данные о наличии имущества.
Nahodka.online является только агрегатором – сервисом, предоставляющим услуги по организации торгов.
Аукцион запчастей позволяет размещать на продажу и приобретать запасные части по всей стране. Для организации торгов нужно подтвердить, что у тебя есть запчасти определённого качества и количества.
Сам принцип – это аукцион на повышение. Лоты могут быть любые – от одной колёсной пары или хомута. Дальше всё зависит только от заинтересованности покупателей.

– Сохраняется ли на рынке дефицит запчастей грузового подвижного состава, которые используются для ремонта? 

– Самая основная востребованная запчасть на вторичном рынке – это колёсная пара. На её стоимость влияют цельнокатаный диск и ось. Это два элемента, которые формируют 90% цены колёсной пары.
Что касается диска, то баланс спроса и предложения приходит в равновесие. Мы ожидаем стабилизацию цен и, как следствие, наполнение рынка. Мы считаем, что к середине текущего года спрос будет полностью удовлетворён, а к началу следующего года произойдёт снижение цен на 20–30% от текущих. Однако надо понимать, о каких ценах мы говорим. Несмотря на то что за уровнем цен следит Федеральная антимонопольная служба, на рынке достаточно часто совершаются частные сделки. Поэтому коридор цены может быть от 50 до 70 тыс. руб. за одно цельнокатаное колесо.
Ряд факторов уже повлиял на стабилизацию ситуации. Во-первых, снижается спрос со стороны первичного рынка – вагоностроители стали потреблять меньше колёс, так как уменьшается потребность в полувагонах. Во-вторых, последние два года все покупали колёса. В-третьих, сейчас мощности всех поставщиков колёсных пар стопроцентно загружены.

– Планируете ли вы в дальнейшем развивать или создавать новые электронные сервисы? 

– Мы уже создали ещё один сервис abc-lom, где организуем аукционы на продажу лома.
Также мы думаем над организацией аукционов среди тех, кто хочет утилизировать вагоны. Однако мы не решили, есть ли необходимость реализации такой функции.
На рынке не очень много собственников с небольшим количеством вагонов в утилизацию. Кроме того, 90% вагонов реализуют крупные операторы. Эти компании хотят сервисный контракт, а не просто услугу по утилизации. К примеру, площадка выиграла утилизацию вагонов, а собственник хочет ещё ремонт, доставку и так далее. А площадка занимается только резкой. Это не позволяет нам добиться массовости аукционов.
Предоставлением комплексных услуг занимается «Вторчермет-Находка». И пока мы не можем полностью оцифровать отношения с клиентами, потому что у каждого есть свой уникальный набор услуг, которые он хочет получить. Но мы работаем в этом направлении и рассматриваем вариант предоставления крупным операторам цифрового сервиса, который можно было бы интегрировать в их собственные системы.

– Нужны ли какие-то изменения в законодательной базе или субсидии для развития бизнеса по утилизации вагонов? 

– Как таковых изменений в законодательной базе и субсидий не требуется. В целом развитие железнодорожной отрасли, сохранение, а лучше – увеличение уровня погрузки основных грузов, скорости движения вагонов и цифровизация производственных процессов позволяют совершенствовать все взаимозависящие сегменты, в том числе и обновление парка, а значит, и утилизацию вагонов.

– В 2019 году государство ввело квоты на экспорт чёрных металлов, а с 1 июля текущего года планируется осуществлять продажу металлолома за границу только через биржу. Как отразится эта ситуация на участниках рынка? 

– Если говорить о компаниях, где образуется лом в процессе собственного производства, владельцах вагонов или ломопереработчиках, которые профессионально занимаются резкой, то они проигрывают, потому что данные меры ограничивают их возможности по продаже.
Раньше они продавали лом экспортёрам, которые могли устанавливать любые цены, но введение квот автоматически ограничило объёмы экспорта. Цены упали на припортовых территориях, вследствие чего снизилась конечная стоимость для владельцев имущества.
Однако если смотреть со стороны государства, то это однозначный плюс, потому что теперь появилось чёткое понимание, в каком количестве лом, который является стратегическим сырьём, можно экспортировать. Раньше лом продавали за границу и чаще всего не предлагали внутренним потребителям. Теперь у металлургических заводов появится опция – зайти на биржу и купить тот объём, который раньше уезжал на экспорт. То есть происходит полное обеление этого рынка. Это огромный плюс для страны как для выгодоприобретателя, но для конкретных элементов этой цепочки в моменте – это плохо. По крайней мере, пока идёт переходный период (квоты, введение новых правил).

– Зачем вы обзавелись собственным парком вагонов? 

– Чтобы когда-нибудь его утилизировать. И это не совсем шутка. В 2017 году мы купили свои первые 20 вагонов у одного банка, чтобы их порезать. Это были пригодные для работы полувагоны с оставшимся сроком службы около 10 лет, но они требовали ремонта. Технические специалисты, которые работают в нашей компании, предложили оставить их в работе. Как раз в это время ставки на аренду полувагонов начали расти. В итоге мы эти вагоны отремонтировали и сдали в аренду. Оказалось, в этом бизнесе у нас тоже есть какой-то опыт, и мы начали скупать вагоны, от которых собственники решили избавиться.

– Планируете ли вы в будущем заняться не только сдачей в аренду, но и оперированием вагонами? 

– Это неотъемлемый и логичный шаг в развитии бизнеса, и мы работаем над этим.
Беседовала Ксения Потаева

Cегодня в СМИ

Первые лица

Пятница | 10.04.2020 | 12:19