История / 15.07.21 23:04

Торжокские курсанты. В 1918 году в России начали готовить военных специалистов для железных дорог

Слушатели изучали технические характеристики паровозов и вагонов, составляли графики и схемы движения, проектировали станции и склады, разрабатывали настоящие транспортные узлы

Слушатели изучали технические характеристики паровозов и вагонов, составляли графики и схемы движения, проектировали станции и склады, разрабатывали настоящие транспортные узлы | История
фото:mil.ru

17 июля 1918 года приказом Главного комиссара всех военно-учебных заведений Российской республики № 140 в Торжке Тверской губернии были организованы первые советские инструкторские военно-железнодорожные курсы. Это было первое учебное заведение, готовившее специалистов по военным сообщениям. На основе уникальных архивных материалов «Гудок» рассказывает о становлении Торжокских курсов.

В первые месяцы своего существования советская власть принципиально отказывалась не только от формирования особых военных железнодорожных частей, но даже и от привлечения военных к службе на поездах. В этом совпали мнения таких разных людей, как первый нарком путей сообщения республики Марк Елизаров и один из создателей Красной армии Лев Троцкий. 

«Надо помнить, что царский режим использовал на железных дорогах карателей, которыми становились военные железнодорожники, а иногда и военные инженеры. Поэтому мы должны отказаться от так называемых военных сил на транспорте. Не побоюсь сказать, что при неумелом руководстве, при недостаточном проведении в жизнь принципов революции они могут стать инструментом нового репрессивного аппарата... [Поэтому] надо сбросить эти реакционные силы с нашего локомотива истории», – писал Марк Елизаров.  
А вот что писал по этому поводу Лев Троцкий: «В корне неправильна сама цель... Мы должны стремиться не очистить транспорт от контрреволюционных элементов и неугодных кадров, но революционизировать и вооружить наши железные дороги. На них не должно быть места военным, потому что каждый человек вообще на них будет вооружён революционной идеологией и винтовкой. С такими силами военные специалисты нам не нужны».

Но вскоре ситуация изменилась. После начала Гражданской войны (в мае 1918 года) стало очевидно, что железные дороги и поезда сыграют в ней важную роль и будут представлять, по сути, самостоятельную военную силу, чего поначалу так не хотели признавать большевики. Уже в июне в Народный комиссариат путей сообщения был направлен проект постановления, в котором руководству ведомства предлагалось изложить свои взгляды на создание курсов для советских железнодорожников и военных спецов. Одним из авторов этого плана выступил Троцкий, поменявший свою точку зрения под влиянием катастрофической ситуации на фронтах. А Торжок в качестве места будущих курсов был выбран как раз из-за удалённости от линии фронта.

Нарком путей сообщения Владимир Невский ухватился за эту идею. Он писал: «Дело это, несомненно, нужное, но есть трудности при его постановке. Надо точно понимать, для чего нам красные командиры на наших поездах. Не попытаются ли военспецы взять на себя слишком много, выражаясь по-железнодорожному, перевести на себя стрелки? Следует с самого начала чётко определить их обязанности и полномочия, так как, говоря прямо, железные дороги и без того дурно управляются. Ещё один момент: кого и чему мы хотим обучать – коммунистов железнодорожному делу или железнодорожников коммунизму? Ясно, что первое сложнее, но в то же время нам приходится рисковать протаскиванием контрреволюционных элементов на железные дороги. Выходом будет усилить идейную работу».

Однако главное, что предложил нарком со своей стороны, – ввести на новых курсах целый ряд специальных дисциплин железнодорожного дела, которые бы позволили слушателям освоить и гражданскую специальность после окончания войны. С этой целью руководителем курсов был назначен опытный военный инженер – капитан царской армии В.Д. Веденеев.
Всего за несколько дней он разработал устав и программы курсов. Принципиальным и главным их отличием от всех других технических учебных заведений была поистине демократическая общедоступность. 

Первыми слушателями курсов стали красноармейцы, расквартированные в Торжке, и местная молодёжь – всего 150 человек. Они были разделены на шесть классов-отрядов по профильным специальностям: механический, эксплуатационный, строительный. Каждый класс-отряд, в свою очередь, делился на начальную и продвинутую группы. Начальной надо было проходить основы письма, чтения и счёта, а продвинутая с самого начала вплотную занималась железнодорожными специальностями. Однако уже за первые недели учёбы выяснилось, что курсантам очень тяжело осваивать программу, поэтому Веденеев увеличил срок её прохождения до 11 месяцев. 

Из НКПС в Торжок приехало несколько десятков инженеров-железнодорожников самого высокого уровня, и на короткое время курсы стали самым обеспеченным преподавательским составом учебным заведением: на двух студентов в среднем приходился один преподаватель. В Торжок прибыли и партийные работники, которым было поручено проводить воспитательную работу в коммунистическом духе, так как советская власть по-прежнему испытывала сомнения в надёжности приходящих на железные дороги людей.

Жили курсанты коммуной с общим бытом. По воспоминаниям одного из них, «учёбе был посвящён целый день с перерывами на еду, гимнастику и дневной сон... Готовили нас к службе на железных дорогах, но со своими особенностями. Главная из них – мы должны были знать, что, куда и когда надо доставить. Нам прямо говорили, что в недалёком будущем от нас будет зависеть фронт, и это не было преувеличением... Перед выпуском все желающие давали расписки в том, что по окончании войны и окончательной победы над белыми и интервентами они вернутся для получения основного образования в железнодорожном деле».

Действительно, самой важной дисциплиной, связывавшей воедино все остальные, была логистика. Курсанты изучали технические характеристики паровозов и вагонов, составляли графики и схемы движения, проектировали станции и склады, разрабатывали настоящие транспортные узлы – и всё это с привязкой к часто менявшейся линии фронта.

По сути, курсанты проходили ускоренную инженерную подготовку. Разумеется, своими знаниями – а прежде всего опытом – они не могли сравниться с настоящими инженерами с дореволюционным образованием, однако оказались незаменимы в штабах армий и корпусов, при сборе статистических данных, в работе «в поле». Весь первый выпуск ушёл на фронт – не вернулся каждый второй.

Результат учебного эксперимента превзошёл все ожидания, и его решено было продолжить. Новый набор – на этот раз из имевших опыт участия в боевых действиях красноармейцев и инженеров – был проведён уже в следующем году, причём срок обучения увеличен до двух лет. В 1920 году начал работу подготовительный класс-отряд, и курсы стали трёхгодичными. В 1922 году Первая советская военная железнодорожная школа (как теперь назывались некогда скромные курсы в Торжке) была переведена в Петроград, но сохранила свои уникальные кадры и методику преподавания, став первым учебным заведением, готовившим специалистов по военным сообщениям. В конце 30-х был репрессирован каждый пятый преподаватель или курсант, что, по словам будущего начальника Центрального управления военных сообщений Владимира Дмитриева, «нанесло невосполнимые потери советским железнодорожникам в канун самого страшного испытания».

Ещё больше интересных новостей в нашем телеграм-канале.

Все наши публикации читайте на канале «Гудка» в «Яндекс Дзене».

Владимир Максаков

Теги

День железнодорожника

В раздел →

Новости

Все новости →

Мероприятия

В раздел →

История

Ветеран-железнодорожник Владимир Суханов открыл собственный железнодорожный музей Ветеран-железнодорожник Владимир Суханов открыл собственный железнодорожный музей
Советы профессионалов: как правильно управлять личными финансами Бег ради высокой цели Как День железнодорожника стал благотворительным праздником

Популярное из регионов

Прямой эфир