История / 22.06.21 06:24

Все его братья не вернулись с полей сражений

История ветерана Южно-Уральской дирекции инфраструктуры, ветерана Великой Отечественной войны Владимира Визгалина

История ветерана Южно-Уральской дирекции инфраструктуры, ветерана Великой Отечественной войны Владимира Визгалина | История
фото:AlbumWar2.com

В тот июньский день 22-го числа случилось необычное явление. Вдруг в небе появился длинный ровный строй самолётов, которые летели в сторону Бугуруслана под Оренбургом, где, как все знали, находилось военное лётное училище. В таком количестве самолёты никто ещё не видел. Что это значило, никто не знал. О них вечером снова заговорили: для чего их так много собирают на аэродром, какая в этом загадка? А меня тогда спросили: «Что, Володька, тоже хочешь быть авиатором?»

Мне было 15 лет, и я окончил седьмой класс. По деревенским меркам – вполне взрослый, работник, поэтому отец взял меня на строительство гравийной дороги, которую колхозы, объединившись, решили провести до железнодорожной станции Сорочинская. Здесь стоял элеватор, куда на лошадях привозили зерно с сельских токов. На следующий день после того, как мы увидели в небе самолёты, 23 июня, из сельсовета прибыл нарочный: заканчивайте работу и возвращайтесь в село – началась война.

Уже на второй день войны, когда на фронт были призваны три моих старших брата, отец сказал: работай за всех. На этом и кончилось детство.

А в селе уже разносили повестки в военкомат. Почти в каждый дом. Состояние было гнетущее. Даже нам, мальчишкам, было страшно, ведь никто не знал, какой будет война, сколько продлится. Всё усугублялось тем, что люди плохо знали обстановку. Вернее, совсем не знали. Одна радиоточка – чёрная тарелка – была только в сельсовете, и та не всегда работала. Политбесед не проводилось. Но мы получали местную газету «Голос ударника». Вот оттуда и черпали всю информацию.

Поначалу никто не плакал. А вот когда стали приходить похоронки на мужей и сыновей, по всему селу было слышно, как в домах рыдают и воют. Со страхом ходили смотреть на раненых и увечных, которые уже вернулись.

В скором времени мы получили первую похоронку на старшего брата Михаила. Маме не дано было познать этого чёрного дня, её не стало. А вот отец очень горевал. Все мои братья с войны не вернулись.

В октябре 1943 года пришла очередь идти на фронт и мне. «Вы призываетесь в авиаторы», – сказали мне тогда. Выходит, мужики 22 июня 41-го года как в воду глядели, предрекая мне авиаторство.

После учёбы попал в 14-й полк ночной бомбардировочной авиации дальнего действия. К 18-летию у меня было уже семь боевых вылетов на бомбардировщике Ил-4. Всего за время войны совершил 73 боевых вылета. Был в самых отчаянных ситуациях. Помогало, наверное, солдатское счастье.

Нашим полком были уничтожены вражеские аэродромы под Барановичами, в Польше, Германии, Прибалтике. Восемь раз летал на Берлин. Самой памятной стала бомбардировка вражеских соединений под Кёнигсбергом. Окончанием войны для себя считаю 28 апреля 1945 года, когда наш экипаж совершил последний вылет на Берлин.
Теги

День железнодорожника

В раздел →

Новости

Все новости →

Мероприятия

В раздел →

История

Ветеран-железнодорожник Владимир Суханов открыл собственный железнодорожный музей Ветеран-железнодорожник Владимир Суханов открыл собственный железнодорожный музей
Советы профессионалов: как правильно управлять личными финансами Храм сибирских путей 125 лет назад на железных дорогах страны появился первый в истории вагон-церковь

Популярное из регионов

Прямой эфир