История / 09.04.21 08:25

Транссиб: лоббисты и ходатаи

Несмотря на непреходящие финансовые затруднения, империя сразу исключила участие в проекте «наших зарубежных партнёров»

Несмотря на непреходящие финансовые затруднения, империя сразу исключила участие в проекте «наших зарубежных партнёров» | История
фото:Архив музея истории ВСЖД

Накануне 130-летия со дня закладки Великого Сибирского пути стоит напомнить о том, как решался вопрос о его финансировании и выборе направления.

Пути инженера Романова

50-е годы XIX века. Изучая низовья Амура, генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев-Амурский обращает внимание на неудобства Амурского лимана для захода кораблей и предлагает использовать для этого прекрасный залив Де-Кастри в Татарском проливе, соединив прежде его с Софийским заливом на Амуре колёсной дорогой, с тем чтобы в будущем переделать её в железную. Он командирует на Амур штабс-капитана Д.И. Романова, который в 1857–1858 годах проводит изыскания и составляет карту этой дороги, а затем ещё выпускает брошюру «Софийско-Александрийская железная дорога».

Муравьев-Амурский доводит результаты работы Романова до сведения великого князя Константина Николаевича. В своём рапорте от 11 июля 1858 года он говорит, что между указанными точками «по всем вероятиям будет проведена железная дорога, надобность в коей сделается настоятельной в весьма не продолжительное время».

Идею о строительстве железной дороги в низовьях Амура Романов развил в своей статье «Проект железной дороги от Амура к заливу Де-Кастри» в «Иркутских губернских ведомостях» за 1858 год. В другой статье, «О Сибирской железной дороге», он разобрал проект коммерции советника А. Софронова, опубликованного в столичной «Северной пчеле», о строительстве железной дороги от Волги до Амура – от Саратова через Пермь, Семипалатинск, Минусинск. Романов считал такой маршрут неудачным, слабо обоснованным экономически и предлагал провести в Сибири несколько железных дорог, в частности, от Тюмени до Иркутска вдоль Сибирского тракта, затем вокруг Байкала до Кяхты и на Амур. Но тогда эти почти провидческие идеи не встретили понимания в правительстве.

Просьба Mr Коллинза

Зная сложности русского правительства с финансированием строительства железных дорог, иностранные предприниматели вносят на рассмотрение несколько проектов о строительстве железных дорог в Сибири.

В 1857 году во время своего кругосветного путешествия в Иркутске находится американский гражданин П.К. Коллинз. Ещё во время поездки к устью Амура ему удалось ознакомиться с местностью, по которой могла бы пройти железная дорога. Он обращается к губернатору Забайкальской области с просьбой о сооружении линии от Читы до Иркутска, поясняя, что находящаяся в судоходной части Ингоды Чита получит пароходную связь с Шилкой и Амуром, очень важную и с государственной точки зрения, и с торговой. Капитал, по его расчётам, можно собрать среди сибирских купцов и выпустить акции.

Муравьёв-Амурский положительно воспринимает этот проект. Он усматривает в нём важное стратегическое и государственное значение. Просьба Коллинза немедленно переправляется главноуправляющему путями сообщения К.В. Чевкину, характеризуя при этом автора проекта как «человека основательно, осторожного и хорошо расположенного к России».

Но Чевкин деликатно останавливает американца: его проект-де представляет «только общую мысль о сооружении железного пути без данных, по которым можно было бы судить о местности, где предполагается проложить путь, о способах устройства дороги и о средствах, обеспечивающих её осуществление». А в заявлении министра иностранных дел А.М. Горчакова отмечается, что «по видам политическим» крайне неудобно и преждевременно было разрешать сооружение такого железнодорожного пути, который впоследствии поставит внутренние интересы восточной части Сибирского края в зависимость не от метрополии, как это до сих пор было, но от иностранцев».

Сибирский комитет на своём заседании 25 апреля 1857 года соглашается с убедительными контрдоводами главноуправляющего путями сообщений и министра иностранных дел и высказывается против проекта П.К. Коллинза.

Однако иностранцы не унимаются. В этом же году английский инженер Дулль предлагает проект строительства железной дороги от Нижнего Новгорода до Тихого океана. В 1860-м он повторяет свою просьбу. В 1858 году англичане Слейг, Моррисон и Горн предлагают учредить акционерное общество для постройки железной дороги от Нижнего Новгорода до Татарского пролива. Предложение рассматривается правительством – и отклоняется: и в планы его не входит, и государственные интересы ущемляет.

Ходатаи всея Руси

Не сильно отстают в написании подобных планов и представители Российской империи. Коммерции советник Софронов в 1858 году предлагает свой вариант железной дороги от Саратова до Амура. Горный инженер В.К. Рашет в 1861-м выдвигает маршрут от Перми до Тюмени: так, мол, можно соединить системы рек Камы и Тобола. По его мнению, железная дорога будет способствовать открытию в Сибири новых источников богатств, рождению новых отраслей промышленности и способствует развитию торговли, в том числе с Китаем. Это предложение поддержали Нижегородский и Пермский губернаторы, города Пермь, Вятка, Кострома. Были проведены изыскания и выбрано направление железной дороги: от Перми через Нижний Тагил на Тюмень.

Генерал-губернатор Западной Сибири А.П. Хрущев в 1868 году предлагает соединить рельсовым путём европейскую Россию с Западной Сибирью. Пермский инженер Любимов в 1869-м намечает линию железной дороги через Пермь, Кунгур, Екатеринбург, Шадринск до реки Тобол.

Ходатайства в правительство поступают от городской думы Казани (1871), от купечества Нижегородской ярмарки (1874–1875), от дворянства и земства Казанской губернии (1875), от генерал-губернатора Западной Сибири, от Пермского, Костромского, Вятского губернского земского собрания, от Тобольского городского общества. Каждое общество предлагает и обосновывает свои направления, которые в тои или иной степени учитывают прежде всего их местные интересы.

Развязка

Долгое время правительство, ожидающее от прессы и частных лиц правильного освещения вопроса, само не может выяснить для себя суть вопроса, сложно закрученного многочисленными публикациями и ходатайствами чиновников, купцов и всех неравнодушных лиц.

Обширная литература того времени о Сибирской железной дороге страдает пристрастностью. Правительство понимает необходимость изъятия обсуждения рельсового пути мирового значения из сферы частных, иногда случайных интересов и решения его на общегосударственной основе. В нём должен был найтись человек, который взял бы на себя выполнение этой задачи.

Такой человек нашёлся. Им оказался министр путей сообщения К.Н. Посьет, возглавлявший ведомство с 1874 по 1888 год.

К началу 1880-х задача соединения Сибири с сетью рельсовых железнодорожных путей предстаёт в ином виде. Это уже вопрос не о вятском, уфимском или казанском соединительном пути, а о государственной железной дороге из европейской России в её азиатские владения, которая бы объединяла рынки империи.

О необходимости проведения железнодорожного пути говорится в отчётах Восточно-Сибирского и Приамурского генерал-губернаторов А.П. Игнатьева и А.Н. Корфа за 1885–1886 годы. Наконец в июне 1887-го в правительстве проходит ряд совещаний, в которых обсуждаются вопросы, связанные с сооружением железной дороги в Сибири.

Для выполнения программы правительственных изысканий для железнодорожных линий в Сибири в 1887 году назначаются пять партий: одна – для Средне-Сибирской линии во главе с Н.П. Межениновым, три – для Забайкальской во главе с О.П. Вяземским и одна – для Уссурийской во главе с А.И. Урсати.

Работы необходимо выполнить за два года. Начальники экспедиций состоят в подчинении соответствующих генерал-губернаторов, которые обязаны заботиться об успешной работе экспедиций. Они же дают отзыв на проект магистрали. Так появляются проекты железных дорог от Томска до Иркутска, от села Мысового до Сретенска и от Владивостока до станицы Графской.

Огромная работа, которую проводят участники тех экспедиций, вскоре даёт о себя знать. 17 марта 1891 года следует рескрипт на имя наследника цесаревича, будущего императора Николая II, совершающего кругосветное путешествие. Ему поручается при вступлении на русскую землю во Владивостоке «совершить закладку разрешённого к сооружению за счёт казны и непосредственным распоряжением правительства Уссурийского участка Великого Сибирского рельсового пути».

Александр Хобта, кандидат исторических наук, начальник подразделения по сохранению исторического наследия ВСЖД

Первые лица

В раздел →

Новости

Все новости →

Мероприятия

В раздел →

История

Дорога из Берлина Дорога из Берлина
Советы профессионалов: как правильно управлять личными финансами Как стать машинистом паровоза Специальный проект «Гудка», посвященный старинным паровозам, ретро-турам и возрожденной профессии

Популярное из регионов

Прямой эфир

  • Вы курить бросили?

    Никогда не курил
      62 (44%)
    Уже бросил
      44 (31%)
    Все еще курю
      26 (18%)
    Перешел на электронные сигареты
      10 (7%)
Спасибо, ваш голос учтён!

Пресс-релизы

В раздел →