Новости дня

И винтовкой, и кувалдой

История | Пятница | 06.12.2019 | 14:52
Очередные эпизоды участия железнодорожников в Гражданской войне
И винтовкой, и кувалдой
архив центрального музея ОЖД
Сто лет назад, в конце 1919 года, частями Красной армии была разгромлена армия генерала Юденича. Большой вклад в это внесли железнодорожники.

Юденич собрал более чем 20-тысячную армию. Всеобщее наступление белых на основном, Ямбургско – Петроградском направлении, началось 10 октября 1919 года (на левом фланге – ещё 8 октября). Боевые действия имели очень подвижный характер, удары наносились собранными в кулак силами. Конечно, железнодорожники помогали и им. Так, при наступлении на станцию Вырица её начальник встретился с представителями контрразведки Юденича и посоветовал, что станцию лучше занять во время стоянки ночного поезда. Белые так и поступили. Ни одного выстрела не сделавшие воины квартировавшего в Вырице 43-го Виндавского железнодорожного полка почти все были расстреляны на вокзальной платформе. Но, естественно, больше сохранилось свидетельств помощи железнодорожников противоположной стороне.

В октябре, когда в Петрограде была объявлена мобилизация, в 9-ю роту сводного красногвардейского полка вступил вместе с несколькими своими товарищами по работе чернорабочий паровозного депо Николаевской железной дороги Андрей Толстопятов. Тогда наступил переломный момент в сражении за бывшую российскую столицу. 22–23 октября, в результате ожесточённых боёв, части Красной армии перешли в наступление. С ними Толстопятов прошёл от Старопетергофского шоссе, был ранен осколком снаряда в плечо и контужен. Лечился в госпитале, располагавшемся у Варшавского вокзала.

Об этом наступлении написано в каждом учебнике истории Гражданской войны. А вот воспоминания работника главных мастерских Северо-Западных дорог Павла Голосина отсылают нас к её малоизвестной странице.

При подготовке к захвату Петрограда Юденич планировал открыть второй фронт – на Карельском перешейке. Переговоры затянулись, и – ирония истории – второй фронт открылся 21 октября, в день, когда части Юденича потерпели первую серьёзную неудачу и были остановлены под Пулковым. Командовал формированиями подполковник Юрьё Эльфенгрен. За короткое время ему удалось захватить узкую полосу от Лемболова до побережья Ладожского озера.

В эти дни в помещениях бывшего клуба Московско-Виндаво-Рыбинской дороги, где располагался железнодорожный комитет, его секретарь Нина Москвина формировала железнодорожный полк (любопытно, что с 1923 года её имя в течение почти 75 лет носил нынешний Троицкий проспект Петербурга). Там, на Кабинетской (ныне Правды) улице, 10, Голосина назначили командиром взвода, дав ему 36 человек. Всего же в полк набралось около двух сотен железнодорожников.

Начали с военного обучения, ведь многие никогда раньше не держали в руках оружие. Как вспоминал позже Голосин, в ноябре его взвод включили в отряд, которым командовал Какобадзе, и направили на помощь окружённому в районе Ладоги коммунистическому батальону. В районе деревни Катомо (недалеко от Токсова), для взятия которой отряду даже дали артиллерию, произошла стычка с белыми. Взять деревню не удалось, но и продвижение неприятеля было остановлено. А дальше уже слово взяла политика. Эльфенгрен возглавил полк самопровозглашённого государственного формирования ингерманландцев Северная Ингрия со «столицей» в деревне Кирьясало (сейчас район к западу от станции Орехово за Приозерским шоссе). Но в феврале 1920-го его полк был расформирован, и Голосин вернулся домой.

Разумеется, Красной армии железнодорожники помогали и более привычными занятиями. Так, работники станции Званка (ныне Волховстрой-1), через которую шли эшелоны для формирования 7-й армии, добились сокращения времени стоянки поездов с 15 минут до восьми. Для этого они заранее готовили паровозы и бригады. А коммунисты станции организовали охрану железнодорожного моста через Волхов, для чего даже перешли на казарменное положение.

В неимоверно сложных условиях за несколько дней начальник 1-го участка Московско-Виндаво-Рыбинской дороги Сергей Змиенко, в будущем многолетний доцент кафедры «Строительные работы» ЛИИЖТа, восстановил взорванные при отступлении Юденича мост через Ижору и путепровод на 39-м км над линией Тосно – Гатчина. Теперь помочь наступавшим частям красных мог и бронепоезд. А тут Змиенко вспомнил о недостроенной ветке, соединявшей Кабралово со станцией Новолисино на линии Гатчина – Тосно. За одну ночь бригада путейцев под его руководством достроила ветку, уложив стрелочный перевод, и вскоре бронепоезд смог ударить по противнику с тыла, со станции Семрино. За проявленную инициативу военные объявили Змиенко благодарность, а от НКПС он был награждён большими романовскими часами, полушубком, валенками и шапкой-ушанкой.

Алексей Островский
Материал опубликован в газете «Октябрьская магистраль» 06.12.12

Cегодня в СМИ

Первые лица