Новости дня

Мероприятия

Задать вопрос участникам круглого стола
Закрыть
Вопрос участнику
Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*

Грузоотправитель должен быть патриотом

Грузовые перевозки | Среда | 18.12.2019 | 07:24
Сергей Желаннов, вице-президент Ассоциации российских экспедиторов
Сергей Желаннов, вице-президент Ассоциации российских экспедиторов | Грузовые перевозки
Depositphotos/Legion-Media
Владельцы экспортных товаров предпочитают продавать их прямо со склада. В результате мы не используем все возможности российской транспортной системы. Отечественным операторам требуется предоставлять преимущества.

– Какие резервы для роста экспорта транспортных услуг Россия ещё не использует?

– Очень большая проблема – это нежелание некоторых отечественных грузовладельцев использовать российский транспорт в своей экспортной работе. Всё зависит от транспортных условий внешнеторгового контракта. Например, российский экспортёр продаёт товар в Европу. В идеале он должен делать это на таких условиях, когда вся транспортная составляющая входила бы в цену товара, а дальше он сам должен нанять российского экспедитора, российских перевозчиков, и тогда экспорт транспортных услуг будет работать. Но очень часто происходит по-другому. Российский экспортёр продаёт груз на условиях: приезжай ко мне на склад и забирай. В этом случае иностранный покупатель нанимает иностранного экспедитора и иностранного перевозчика и никакого экспорта российских транспортных услуг не происходит. Теперь возьмём импорт. Иностранцы стараются делать всё как надо: везут свои товары в Россию своими транспортными компаниями. И мы опять не можем оказать им никакой экспортной услуги. Зарубежные экспедиторы вынуждены договариваться с российскими операторами железнодорожных перевозок, но только чтобы доехать до границы, а дальше всё равно передают груз по своей логистической цепочке.

– Почему тем экспортёрам, о которых вы сказали, не хочется возиться с доставкой?

– Потому что деньги они получат только тогда, когда товар дойдёт до конечного получателя. То есть оборот денег замедляется. А проще продать со склада, деньги они получают сразу – и никакой головной боли.

– Должно ли государство создавать стимулы для наших экспортёров, чтобы они заключали контракты на условиях, предполагающих использование всех возможностей российской транспортной системы?

– Естественно, наша ассоциация обращалась в Минэкономразвития, излагала эту проблему. Но позиция экономистов следующая: регулировать рыночную логистику мы не можем. Это противоречит правилам ВТО и условиям свободной конкуренции.
Правительство в целях увеличения экспорта (в том числе экспорта транспортных услуг) пообещало субсидировать российскому экспортёру до 80% расходов на транспортировку своего товара за границу. А если нанимает иностранного, ему ничего не компенсируется. По некоторым видам товаров через Российский экспортный центр эта практика потихонечку начинала работать. А потом прошла целая серия переговоров по этому поводу в разных инстанциях, и всё-таки решили не обижать иностранных экспедиторов: если российскому оператору компенсируют 80% стоимости транспортного тарифа, то иностранному за тот же товар – 75%. То есть похоронили всю идею на корню.
Государство должно не смотреть на ВТО, а заниматься политикой разумного протекционизма, как это делают в США. Мы в качестве примера посылали записку об американском опыте в Минэкономразвития. Там есть три закона, согласно которым, упрощённо, груз американского производителя должен идти под американским флагом. А у нас корабли, которые принадлежат российскому владельцу, ходят под другим флагом, и в нашу казну ничего не попадает.

– Какой размер экспорта транспортных услуг был бы справедливым для России?

– Это посчитать не так уж сложно. Транспортная составляющая перевозки всегда разная в зависимости от груза и продолжительности поездки. Но в среднем она колеблется в диапазоне 6–8%. Берёшь 6–8% от общего объёма экспорта – это и будет экспорт транспортных услуг.
Беседовал Михаил Зубов

Cегодня в СМИ

Первые лица