Новости дня

Мероприятия

Задать вопрос участникам круглого стола
Закрыть
Вопрос участнику
Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*

Владимир Якунин: "Попытка отгородиться Европы от Азии ни к чему не приведет"

Грузовые перевозки | Понедельник | 03.08.2015 | 15:00
Президент РЖД рассказал о приоритетных для России транспортных проектах и будущем отечественного железнодорожного транспорта
Президент РЖД рассказал о приоритетных для России транспортных проектах и будущем отечественного железнодорожного транспорта  | Грузовые перевозки
Юрий Смитюк/ТАСС
В день празднования Дня железнодорожника президент РЖД Владимир Якунин дал интервью телеканалу "Россия 24", в котором рассказал о перспективах развития отношений России со странами Азии, помощи государства и приоритетных железнодорожных проектах. 

— Каковы главные тенденции в отрасли? 

— Прежде всего, мы сосредоточились на проблемных вопросах. Этим является хроническая нехватка средств на все те программы, которые у нас сегодня есть. Но при этом хочу подчеркнуть огромное внимание, которое железнодорожной отрасли уделяется и главой нашего государства Владимиром Владимировичем Путиным, и правительством: сам факт того, что вице-премьер Аркадий Дворкович стал председателем совета директоров — мне кажется, тоже такая знаковая величина. 

При этом в этих достаточно сложных условиях нам удается сделать многое, чтобы самим себя поддержать. За 7 месяцев у нас уровень роста производительности труда превысил 6%. Мы в этом полугодии констатируем, что выполнили все учетные показатели железной дороги с точки зрения и веса грузового поезда, и увеличения участковой скорости, маршрутной скорости, и с точки зрения производительности локомотивов. То есть по всем параметрам, несмотря на все эти обстоятельства, усложняющие нашу работу.

Ну, все всегда познается в сравнении. Например по участковой скорости мы уступаем только двум железным дорогам: одной канадской и одной американской. А так, в принципе, мы находимся выше всех железных дорог. По грузонапряженности мы находимся на первом месте в мире, опережая и китайцев, и американцев, и канадцев — это к вопросу об избыточности или недостаточности нашей инфраструктуры. И вот эти параметры характеризуют реальное положение дел в нашей отрасли. 

— Какие проекты для вас в приоритете сегодня находятся и каких уже первых успехов удалось добиться при их реализации? 

— Мне с приоритетами очень просто определиться, потому, что их определяют президент страны, потом они фиксируются в нормативных документах правительства, поэтому они у всех на слуху. 

Я начну, конечно, с модернизации БАМа и Транссиба, как предтечи масштабного проекта, научная концепция которого была доложена на президиуме Российской академии наук, а в дальнейшем была доложена нашему президенту, это Транс-Евроазиатский пояс "Развитие". Поэтому эти элементы встраиваются в эту политику. 

Безусловно, для нас приоритетом является Московский транспортный узел. И когда мы общались с мэром Москвы Сергеем Собяниным, мы говорили об этом, и свои планы мы намерены выполнить. К этому же относится решение о начале проектирования высокоскоростного движения, подходы к портам Азово-Черноморского бассейна, обход города Краснодара… Это все — наши приоритеты. 

Менее известны такие приоритеты, как дальнейшее развитие портов Российской Федерации. И хотя мы в этой части участвуем как железнодорожники — это подходы к портам, внутрипортовые развозки, мы собираемся поддерживать изначально заданный вектор на обеспечение своей базы портовыми мощностями, который был задан президентом страны. 

— Если говорить про восточные проекты. Транс-Евроазиатский пояс "Развитие"  и китайская инициатива "Нового Шелкового Пути", как могут быть сопряжена реализация этих проектов?

— У нас единая позиция в правлении — развитие единой сети на евроазиатском континенте станет наиболее важным транспортным вопросом и для Европы, и для Азии. Попытка отгородиться или замкнуться территориально ни к чему не приведет. Сегодня мир уже другой, и средства коммуникации являются одним из признаков этого мира. Поэтому транспорная инфраструктура будет развиваться в направлении сопряжения, интермодальности, надежности скорости. Поэтому наш концепт ТЕПР и китайский "Шелковый путь" идеологически близки и направлены к одной и той же цели: обеспечить наземным транспортом увеличение перевозки грузов и пассажиров. За счет высокоскоростных магистралей, тяжеловесный поездов и было неоднократно декларировано не только железнодорожниками и нашими лидерами. 

— А есть ли какие-то цифры или расчеты, насколько может быть увеличен транзитный потенциал нашей страны, когда будут реализованы эти проекты? 

— Таких расчетов пока нет, но даже если мы возьмем 1% от внешнеторгового оборота между Азией и Европой, то это составит для нас, железнодорожников, огромную сумму в $7 или 8 млрд. Естественно мы боремся за то, чтобы эта сумма увеличивалась, и эта процентовка, безусловно, будет изменяться. 

— Сегодня РЖД очень активно работает со странами Востока. Можно ли говорить о том, что сейчас идет смещение приоритетов, или, все же, это усиление взаимодействия с восточными партнерами? 

— Я не берусь делать заявления политического характера. Но объективно мы наблюдаем естественный процесс смещения центров экономического развития в страны, лежащие за границами G7. И с этой точки зрения нам представляется, что такая перспектива есть. В этом плане политические указания, которые мы получаем от руководства нашей страны — они как раз и отражают эту объективную тенденцию. 

Более того, в условиях незаконного ограничения экономической деятельности нашего государства (то есть экономические санкции, наложенные на Россию рядом западных стран, — примеч. ред.), я полагаю, что это еще больше должно нас стимулировать к тому, чтобы ориентироваться как на развитие нашего внутреннего спроса, так и на развитие сотрудничества с теми странами, которые являются нашими соседями по Евроазиатскому континенту и не входят в Европу. 

Cегодня в СМИ

Первые лица