Новости дня

Олег Валинский: «В условиях пандемии в первую очередь ставим задачу сохранить коллектив»

Первые лица | Понедельник | 20.04.2020 | 08:12
Часть освободившихся на других полигонах локомотивных бригад переведены на Восточный полигон, где есть потребность в кадрах
Олег Валинский: «В условиях пандемии в первую очередь ставим задачу сохранить коллектив» | Первые лица
Архив/ИД «Гудок»
Борьба с распространением нового коронавируса в России и в мире заставила власти ограничить передвижение граждан, остановить работу целых отраслей экономики, что привело к снижению объёмов пассажирских и грузовых перевозок на РЖД. О том, как сложившаяся ситуация отразилась на работе Дирекции тяги, рассказал заместитель генерального директора ОАО «РЖД» – начальник Дирекции тяги Олег Валинский.

– Олег Сергеевич, как сказалось на деятельности локомотивного комплекса компании сокращение перевозок пассажиров и грузов, вызванное пандемией?

– Конечно, сложности появились. Наблюдаемое снижение пассажирооборота и грузооборота влечёт за собой снижение выручки компании, это, безусловно, влияет и на дирекцию.
Вызовом стало сокращение занятости локомотивных бригад. Однако при общем снижении объёмов грузоперевозок восточное направление показывает рост грузооборота. И часть освободившихся на других полигонах локомотивных бригад переведены нами на Восточный полигон, где есть потребность в кадрах. Сегодня в командировках на Восточно-Сибирской, Забайкальской, Дальневосточной дорогах находятся 620 человек. До конца апреля около 150 человек должны будут вернуться к местам постоянного проживания. Остальные согласились работать до середины июня.

– Дирекция годами собирала высокопрофессиональный коллектив. Теперь придётся проводить сокращения или будете стараться по максимуму сохранить трудовые ресурсы?

– Ставим задачу в первую очередь сохранить коллектив. Вы правильно отметили, Дирекция тяги при безусловной поддержке руководства компании ведёт постоянную работу по подготовке профессионалов с высоким уровнем компетенций, привлечению и удержанию работников, качественно обеспечивающих перевозочный процесс. Существует прямая зависимость между бесперебойностью перевозок и квалификацией локомотивщиков. А машинист – профессия уникальная, требующая длительной подготовки, постоянного повышения знаний и навыков. Разбрасываться такими специалистами неразумно, потому что восстанавливать кадровый потенциал и дорого, и долго.
Это единая позиция компании. В этом году мы планировали провести оптимизацию численности работников, высвобождаемых в результате внедрения цифровых и ряда других современных технологий. Реализация планов была приостановлена – в нынешней ситуации человеку без работы остаться нельзя.
Для сохранения коллектива мы вынуждены рассматривать такой непопулярный метод, как организация работы в режиме неполной занятости. В моём понимании это лучше, чем сокращение. Все работают, зарплата выплачивается вовремя.

– А молодых специалистов – выпускников вузов и колледжей – набирать продолжите?

– Обновляться надо, поэтому принимать будем. Надо ещё понять, когда учебные заведения дадут нам выпускников, учитывая, что сейчас учебный процесс везде затянулся. Когда появится ясность, будем стараться принимать молодых специалистов на те предприятия, где в них есть потребность. На том же Восточном полигоне, например. Ну и, конечно, примем всех, кто учился по целевому направлению. Это условия договора.

– ОАО «РЖД» переводит часть сотрудников на работу из дома. Что в этом плане сделано в Дирекции тяги?

– Мы перевели на дистанционную работу всех, кто не занят непосредственно в производственном цикле, а это на сегодня более 6 тыс. работников дирекции. Все переведённые на работу из дома сотрудники выполняют свой привычный функционал, и я по отчётам вижу, что работы выполняются своевременно и с приемлемым качеством.
На самом деле возможность перевода части работников на удалённую работу рассматривалась нами и до появления угрозы распространения нового коронавируса. В данном случае меры по защите от COVID-19 стали катализатором процесса и заставили быстрее реализовать задуманное. И я думаю, когда пандемия закончится, часть сотрудников останется работать дома. Те, кому комфортно выполнять свои обязанности удалённо и качество чьей работы в дистанционном формате устроит нас, смогут в офис не возвращаться. Это может позволить нам в дальнейшем экономить эксплуатационные расходы на содержании рабочих мест. Мы принимаем меры для того, чтобы минимизировать контакты между работниками в депо. В частности, перевели на дистанционный режим сдачу машинистами тестов АСПТ (автоматизированная система профессионального тестирования работников ОАО «РЖД». – Ред.), подтверждающих их компетенции в знаниях и навыках по охране труда, безопасности движения, электробезопасности, в освоении технических минимумов. Локомотивщики присоединяются из дома к корпоративной системе дистанционного обучения и отвечают на вопросы теста. Результат определяется автоматически. Если же на каких-то предприятиях машинисты не могут использовать дистанционное обучение и им необходимо появиться для прохождения теста в депо, составляем график так, чтобы люди приходили по одному и не собирались в группы.
Нынешняя ситуация не снизила уровня подготовки машинистов. Требования специальных навыков и знаний, компетентности, соблюдения правил безопасности движения и труда, психологической подготовки остаются такими же высокими. Есть эпидемия, нет её – мы должны быть уверены в человеке, которому доверили вести поезд.

– Как обеспечивается защита от заражения тех, кто остался на службе?

– Комплексом мер, охватывающих все аспекты нашей деятельности. Во все депо отправляются термометры для бесконтактного замера температуры у приходящих. Руководителям депо разрешено проводить послерейсовый осмотр выборочно, чтобы не собирать вместе тех, кто проходит медосмотр перед поездкой, и тех, кто уже отработал. Локомотивные бригады снабжаются средствами индивидуальной защиты в виде масок. Тем, кто выезжает за пределы РФ, выдаются респираторы, перчатки, очки, антисептик. Где возможно, организуем доставку работников в депо транспортом предприятия, чтобы избежать внешних контактов. Меняем режимы работы локомотивов, чтобы смену бригады можно было производить в депо, а не на линии. Ну и много таких нюансов, которые применяются точечно по всей сети для усиления эпидемиологической защиты работников.
Работающий непосредственно с локомотивными бригадами инженерно-технический состав эксплуатационных депо обеспечен масками, перчатками, очками. Производится дезинфекция помещений, рабочих мест, включая кабины локомотивов, которые проходят обработку при каждом техническом обслуживании по циклу ТО-2.
Мы постарались полностью охватить регламентом поведение работников и руководителей в случае обнаружения у кого-то признаков заражения COVID-19. Расписаны все варианты действий, которые необходимо предпринять, чтобы не заразились другие, а потенциальный больной быстрее получил квалифицированную помощь.
Активно взаимодействуем с горячей линией РЖД, реагируя на относящиеся к нам обращения в течение 24 часов. На планёрках в режиме видеоконференции напоминаю начальникам депо о важности проведения разъяснительной работы, своевременного реагирования на все возникающие у работников вопросы.

– Как в условиях снижения перевозок происходит управление парком локомотивов?

– Локомотивы, которые не востребованы на обслуживании имеющегося объёма перевозочной работы, мы отставляем сначала на трое суток в резерв Дирекции тяги на территории депо, а потом, если их мощности не понадобились снова, переводим на консервацию и отставляем на базу запаса под охрану, для того чтобы вернуть в работу, когда возникнет необходимость.
И, конечно, убираем самые старые, низкопроизводительные локомотивы, требующие больше средств для обслуживания, имеющие сниженные характеристики по тяге и повышенные показатели в расходе топлива в сравнении с новыми моделями. Таким образом, добиваемся улучшения качества перевозочной работы за счёт омоложения парка остающихся в эксплуатации машин.

– Будет ли пересмотрен план закупки новых локомотивов?

– Думаю, что да. Сегодня рассматриваются разные сценарии, вариантов много, но понятно, что план будет несколько снижен. При этом можно с уверенностью сказать, что сокращение будет учитывать географию. Восточный полигон продолжает наращивать перевозки, значит, планы закупки новых локомотивов для него надо сохранить. А если Северо-Запад, Юг и Центр в объёмах теряют, то и инвестпрограмму обновления локомотивного парка здесь можно пересмотреть без заметного ущерба для перевозочного процесса.

– Станет ли тяга отказываться от внедрения технологических и технических инноваций в целях экономии ресурсов?

– Ни в коем случае. Всё, что связано с цифровизацией и другими инновациями, предполагающими получение значимого эффекта в дальнейшем, сохраняется. Мы не хотим сегодня резать курицу, которая завтра принесёт золотые яйца.

– В дирекции разрабатывается программа внедрения технологии вождения грузовых поездов машинистом без помощника, под управлением одного человека. Откажетесь сейчас от этой программы ради сохранения рабочих мест?

– Программа и люди – это не одно и то же. Мы будем разрабатывать её и дальше, чтобы внедрять, как и планировалось, постепенно. Сейчас, может быть, немного сдвинем сроки начала её реализации, чтобы не проводить сокращение штата. Но от технологии не откажемся. Весь мир уже водит поезда в одно лицо. И нам пора.

– Как чувствуют себя на фоне снижения объёмов тяговой работы сервисные компании?

– План деповского ремонта зависит от пробега локомотива. Пробег локомотивов суммарно несколько снижается в связи со снижением перевозочной работы. Соответственно, меньшей становится и потребность в ремонтах. При этом сказать, что сегодня сервис на себе как-то сильно ощутил спад, пожалуй, нельзя. Критичным для ремонтников может стать обвальное обрушение заказов на 15% и более. Такого снижения объёмов пробега локомотивов в целом нет. Поэтому и серьёзной угрозы для положения сервисных депо я не вижу.
У нас два вида ремонта – текущий деповской, средний и капитальный – заводской. Депо ни на день не прекращали свою работу, а некоторые локомотиворемонтные заводы неделю простояли после введения ограничительных мер. Так было, в частности, в Улан-Уде, Новосибирске, Ярославле, Астрахани. Но останавливались они не из-за отсутствия заказов, а из-за запрета региональных властей. Заводы ещё производят линейное оборудование – тяговые двигатели, колёса и другие детали, которые отдают для замены в депо. С их остановкой возник определённый риск возникновения сбоев в поставках и нарушения по этой причине графиков деповского ремонта. Потому руководство заводов и сервисных компаний обратилось к губернаторам с просьбой включить локомотиворемонтные заводы в список предприятий непрерывной деятельности. И теперь все они снова в строю: проводят ремонтные работы, выдают продукцию. Небольшое отставание в графике поставок линейного оборудования ещё существует, но оно для нас некритично.

– Если пассажирские и грузовые перевозки после отмены ограничений начнут нарастать в мае или июне большими объёмами, будет ли тяга готова обеспечить этот рост?

– Конечно! У нас сегодня около 130 локомотивов пассажирского движения находятся в состоянии полной готовности к включению в работу и могут выйти на линию хоть завтра. Грузовые машины готовы выйти из запаса в любой момент. Был бы спрос. Коллектив сохранён и полностью работоспособен.
Беседовал Александр Зубов

Cегодня в СМИ

Первые лица