Экономика / 12.02.14 15:42

Ради экономии в России закроют города

В правительстве признают, что тысячам людей придется покинуть родину и переехать

В правительстве признают, что тысячам людей придется покинуть родину и переехать | Экономика
фото:Павел Горбатько

Города Сибири и Дальнего Востока - первые в списке на скорое закрытие.

По словам директора профильного департамента Минэкономразвития Андрея Соколова, большинство моногородов, которые будут брошены, сосредоточены в Сибири и на Дальнем Востоке. «Когда-то они были построены для развития тех или иных месторождений. На сегодня ресурсы исчерпаны, и что-то придумать там невозможно. Мы считаем, что проще такие населенные пункты закрыть», - отметил Соколов.

Правда, сосредоточенное в столице правительство всё равно обещает принимать решение не «в одиночку», но ориентируясь также и на мнение региональных властей. Миэкономразвития уже предложило свою помощь жителям моногородов, согласившимся на переезд. Правительство поможет и с выкупом жилья по цене квадратного метра, установленного Минрегионом для конкретной территории, и с оплатой переезда, и с арендой квартиры на новом месте. А также - с переобучением.

Впрочем, подобный энтузиазм вполне объясним: «Усилия, которые для переезда граждан ранее прилагали владельцы градообразующих предприятий, дали нулевой эффект. Переехать согласились единицы. И то речь шла, преимущественно, о высококвалифицированных специалистах», - говорит Соколов, - «Остальные не хотели никуда уезжать, поскольку не знали, как будет решаться жилищный вопрос. Комплекс мер, которые мы предлагаем сейчас, позволит более эффективно стимулировать граждан переезжать из неперспективных моногородов».

Однако, до сих пор бытует мнение, что если ни у города, ни у предприятия нет потенциала развития, лучшим решением будет не ликвидация города, а его управляемое сжатие - сокращение жилой территории и компактное расселение жителей, которые не хотят переезжать. Это совершенно новая для России модель, но ещё в 2013 году планировалось придерживаться именно её. Она была успешно реализована, например, в Канаде и Австралии. Из всех «кризисных» городов применять ее нужно в одном населенном пункте из пяти, стоимость реализации предложенных мер - 20-33 миллиарда рублей. В тех городах, где предприятие работает стабильно, но нет потенциала для диверсификации, нужно реализовать программу «малых дел». Наконец, если у города есть такой потенциал, нужно принимать меры для привлечения инвесторов.
В этом году на поддержку моногородов, в том числе и переселение граждан, может быть выделено уже целых 50 миллиардов рублей. Минэкономразвития, по словам Соколова, уже подготовило постановление о раскассировке этих средств.

На территории РФ насчитывается 342 моногорода. И в этих населенных пунктах живёт около 10% населения страны (16 миллионов человек).

В Каменске-Уральском, Краснотурьинске и Полевском возможна индустриальная диверсификация экономики. В Североуральске, который характеризуется очень высокой степенью зависимости от «Севуралбокситруды» (СУБР), индустриальная диверсификация, к сожалению, действительно невозможна. Новые предприятия по добыче полезных ископаемых помогут создать не более 400 рабочих мест, а размещение новых производств осложняется удаленностью города от потребителей продукции.

«Мы должны соблюдать конституционно гарантированные принципы предоставления бюджетных услуг всем гражданам, вне зависимости от места их проживания. Однако в Российской Федерации формирование доходов неравномерно, оно локализуется на определенных территориях. В таких условиях мы не можем провести децентрализацию. Какие рецепты существуют для страны, живущей за счет нефти и газа? Как в таких условиях обеспечить равномерное распределение социальных благ? Выгоду от добычи нефти и газа должны получать не только добывающие регионы. Либо мы согласимся на то, что у нас в стране есть отдельные клондайки, где жить хорошо, а в остальных регионах не слишком, либо все-таки будем значительную часть доходов централизовать и перераспределять через систему межбюджетных трансфертов», - говорит директор Института формирования общественных финансов Владимир Климанов.

Однако уже в этом году моногородов, претендующих на господдержку, может стать меньше. Новый перечень будет формироваться по совершенно иным принципам. Проект критериев Минэкономразвития недавно представило для общественного обсуждения: по новым правилам, моногородом будет считаться населенный пункт, где проживает больше трех тысяч человек и не менее 20 процентов от экономически активного населения работают на одном предприятии. В этот список попадают также ЗАТО - закрытые административно-территориальные образования - таких в России 42. И населенные пункты, по которым были даны отдельные поручения президента и правительства, как в случае, например, с Тольятти.

Изначально речь шла о том, что каждый из трех моногородов, ситуация в которых была наиболее сложной, а это Нижний Тагил, Каменск-Уральский, Асбест, получит из федерального бюджета по 20 миллиардов рублей в течение нескольких лет: по 10 миллиардов субсидий и еще столько же в виде трехлетних кредитов. Однако этим планам не суждено было осуществиться: по данным министерства экономики Свердловской области, три моногорода вместе взятые получили 4,2 миллиарда рублей (Нижний Тагил - 1,8, Каменск-Уральский - 1,3, Асбест - 1,1 миллиарда). На эти деньги из сотни запланированных проектов удалось реализовать лишь 20.

Между тем главы трех попавших в федеральную программу муниципалитетов отмечают, что к сегодняшнему дню внимание к их проблемам заметно ослабло. Формально целевые показатели КИПов достигнуты: уровень безработицы к концу 2013 года стал ниже показателей 2009-го на 3-5 процентных пунктов, число занятых в малом бизнесе увеличилось до 23-36 процентов. Когда кризис закончился, ручеек федеральных денег понемногу иссяк.

«Шумел ураган, качались деревья, летели сучья. Ветер стих, сучки подобрали, и все снова пошло своим чередом», - так метафорично описывает ситуацию мэр Каменска-Уральского Михаил Астахов, - «Темп, который взяли изначально, надо было держать, потому что повторение урагана неминуемо. Программу поддержки моногородов продолжать нужно: мы вселили в людей уверенность, заставили шевелиться малый бизнес. Но все это очень хрупкое, сломать просто, достаточно перестать уделять внимание».

Ранее за моногорода отвечало Министерство регионального развития. В конце 2013 года эти полномочия возложили на минэкономразвития. «Сейчас мы проводим «инвентаризацию» и пытаемся выделить возможные зоны риска», - рассказал, комментируя эту тему, замглавы ведомства Олег Савельев. Пока, по его словам, они связаны с металлургическими предприятиями. «Прямых заявок на существующие механизмы господдержки от них еще не было. Но сигналы о наличии проблем поступают», - уточнил Савельев.

Подход Минэкономразвития - работать на упреждение - правильный, уверен вице-президент «Деловой России» Илья Семин. «Ведомство сможет прогнозировать, при каком развитии событий могут произойти массовые сокращения, и возрасти социальная напряженность», - говорит он. По мнению Семина, к проблеме моногородов нужно подходить очень индивидуально. «Нельзя стремиться расселить все моногорода. Или, напротив, идти на все, чтобы сохранить там население. Проблема просто перенесется на будущее», - подчеркнул эксперт. И добавил, что решать проблемы моногородов лучше всего в тесной связке с властями регионов.

Также, следует напомнить, что реализация модели управляемого сжатия в городах, у которых сейчас нет перспектив, на самом деле не означает, что город исчезает с лица земли. Как раз наоборот. В отличие от закрытия или, что еще хуже, неуправляемой деградации, управляемое сжатие дает городу шанс - сохраняет его, пусть и в уменьшенном виде, позволяет людям остаться и жить в приемлемых условиях, а предприятию - возобновить работу (например, при изменении рыночной конъюнктуры).

Богдана Колесниченко

Первые лица

В раздел →

Новости

Все новости →

Мероприятия

В раздел →

Пресс-релизы

В раздел →