Новости дня

Мероприятия

Задать вопрос участникам круглого стола
Закрыть
Вопрос участнику
Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*

По Транссибу из Нью-Йорка в Париж

Культура | Четверг | 16.07.2020 | 07:48
Как путешествие автомобилистов стало сюжетом голливудской ленты
Как путешествие автомобилистов стало сюжетом голливудской ленты
 | Культура
фото: KinoPoisk.ru
В июле 1965 года, 55 лет назад, серебряную награду Московского кинофестиваля завоевала только что вышедшая в мировой прокат американская комедия «Большие гонки» об участниках авторалли Нью-Йорк – Париж. Фильм был основан на реальных событиях ралли 1908 года, участники которых преодолели большую часть территории России по Транссибирской магистрали.

Эти гонки поддержали французская газета «Матэн» и американская «Нью-Йорк таймс», выпустившие заметки с девизом «Нью-Йорк – Париж без парохода». Расстояние между континентами автомобилисты должны были преодолеть по льду Берингова пролива, доехать до Иркутска, откуда через Урал и Москву – в Европу. Отправной точкой автогонки стал нью-йоркский Таймс-сквер, где 12 февраля 1908 года собралсь почти пятьдесят тысяч зевак. Победитель, первый экипаж, доехавший до Парижа, должен был получить тысячу долларов. После выстрела стартового пистолета с места рванули семь экипажей: четыре французских и по одному из США, Италии и Германии.

Машины были под завязку нагружены продуктами, запчастями, канистрами с бензином, лыжами. На одном из французских автомобилей была даже складная мачта с парусом. И действительно, трудности начались с первых километров. Прошедшие накануне обильные снегопады грозили превратить поездку в сущий ад. Машины то и дело застревали в сугробах, но это было полбеды. Водители боялись, что от сильных морозов начнут трескаться рамы автомобилей.

Доехав с трудом до Сиэтла, все экипажи приняли решение погрузиться на один из пароходов, который доставил их во Владивосток. Так девиз обходиться в пути без водного транспорта не оправдался. Второй сбой произошёл в Никольске, где автомобилям пришлось встать на рельсы. Первым на полотно Китайско-Восточной железной дороги выехал экипаж немецкого автомобиля Protos. Администрация дороги включила машину в расписание движения поездов и даже выделила сопровождающего – сигналиста, вооружённого красным флажком. Но в один из поздних вечеров экипаж решил продолжить движение, несмотря на то что накануне машина лишилась обеих фар. Автомобиль двигался по рельсам почти три часа в полной темноте. К счастью, обошлось без инцидентов, но сопровождавший машину железнодорожник настолько был потрясён таким отношением к правилам безопасности, что немедленно доложил о ночной поездке руководству. В итоге немцам вручили телеграмму, запрещавшую продолжать движение по Транссибу. Такие же телеграммы получили и другие команды, следовавшие по пятам за немецким экипажем.

Нельзя сказать, что руководство дороги перестраховалось. Опасные ситуации с автомобилями на рельсах возникали регулярно.

Американский экипаж однажды едва не столкнулся с составом в тоннеле. Потом случилось ЧП с итальянской машиной, которая загорелась на главном ходу. Её успели убрать буквально перед носом приближающегося поезда.

Машины так и сгинули бы на местном бездорожье, если бы не счастливый случай.

По слухам, один экипаж стал менять шины прямо на рельсах, что привело к сбою графика и задержке поезда, в котором ехал великий князь Сергей Михайлович. Их высочество смилостивился и соизволил осмотреть заморскую машину, после чего она вновь пошла по путям. Однако на самом деле всё было не так.

Великий князь действительно в то время направлялся на поезде из Москвы во Владивосток. Он увлекался автомобилями и даже был попечителем Санкт-Петербургского автомобильного клуба. Но его поезд не задерживался в пути по вине участников автогонки Нью-Йорк – Париж. Напротив, увидев из окна вагона один из автомобилей, пытавшихся выбраться из дорожной грязи (к тому моменту уже действовал запрет на движение машин по Транссибу), Сергей Михайлович сам попросил остановить поезд. После чего в течение получаса «досконально изучал автомобиль». Потрясённый тем, как дорога потрепала машину, князь повелел разрешить гонщикам вернуться на железнодорожную колею.

Вернувшись на рельсы, команды продолжили гонку, но по новым правилам. Теперь каждый экипаж передвигался в сопровождении железнодорожного служащего с портативным телеграфным устройством.

Хотя гонка по Транссибу и выручала команды, но не настолько, чтобы они не мечтали поскорее вернуться на обычную дорогу. Постоянная тряска по шпалам приводила к тому, что у машин срезало зубья шестерён в коробках передач. Итальянец Скарфольо писал в своём дневнике: «Сегодня мы попытались снова поехать не по железной дороге, но это оказалось невозможным. Эти саванны просто ужасны. С виду почва выглядит совершенно твёрдой, но когда въезжаешь на неё, попадаешь в беду. С помощью двадцати русских солдат мы выбрались опять на железную дорогу лишь спустя много часов тяжёлой работы».

Шли дни, и казалось, что трудности никогда не закончатся. Перечисляя их, Скарфольо сетовал: «Покинуть рельсы по-прежнему невозможно, потому что их окружает сплошное болото». На следующий день: «Трудностям нет конца. Разрушенные мосты; реки, вышедшие из берегов; крутые спуски и бесконечные москиты». Третьи сутки оказались не лучше: «Сегодня опять очень плохой день. Дождь и тайга. Тайга и дождь без конца. И в довершение наших неприятностей мы сломали две рессоры, пробили бензобак о камень и потеряли колесо. О, Сибирь!»

Но фортуна была благосклонна к участникам гонки, которую ещё до старта британский журнал «Мотор» назвал идеей безумцев. Все команды медленно, но неотвратимо продвигались на запад, научившись даже бороться с «беспощадными русскими москитами», о чём Скарфольо написал: «Методом проб и ошибок мы нашли средство от этой напасти. Оно заключалось в выкуривании неимоверного количества русских сигарет. Их дым такой тошнотворный, что ни одно насекомое, как бы ему ни хотелось крови, не может устоять перед ним».

Во время сибирского этапа гонки одним из экипажей было сделано важное изобретение, без которого невозможно представить современный автомобиль. Первые машины не имели ремней безопасности, отчего и водители, и пассажиры иногда выпадали из салона, не имевшего дверей. Под Иркутском американский экипаж придумал, как обезопасить себя от падений. Во время ремонта они прикрепили к передним сиденьям широкие ленты, которые удерживали пассажиров. Произошло это на станции Нижнеудинск, которая по праву может считаться родиной автомобильных ремней безопасности.

В середине июля гонщики были в Нижнем Новгороде, в двадцатых числах – в Москве. До Парижа смогли добраться только три из семи машин. Первым на улицах французской столицы оказался немецкий автомобиль. Через четыре дня прибыли американцы, и только через полтора месяца до Парижа добрались итальянцы. Однако победителем автомарафона признали американскую команду, поскольку немцам при подведении итогов был назначен пятнадцатисуточный штраф за нарушения правил во время гонки.

Эти приключения иностранцев в России легли в основу приключенческого фильма с элементами комедии «Большие гонки». Двухсерийная лента была снята американским режиссёром Блейком Эдвардсом в 1964 году и показана на ММКФ летом следующего года. Знаменитый испытатель Лесли по прозвищу Великий инициирует автомобильную гонку Нью-Йорк – Париж. Основным его противником становится завистливый неудачник профессор Фэйт со своим помощником Максом, которые постоянно строят козни. В гонках участвует очаровательная журналистка Мэгги, в планах которой – сенсационный репортаж о гонке по Транссибу.
Александр Наумов

Cегодня в СМИ

Первые лица