Новости дня

Станция без железной дороги

БАМ | Понедельник | 30.09.2019 | 12:12
Воспоминания о строительстве Нового Уояна
Воспоминания о строительстве Нового Уояна
архив С. Сиварева
Председатель Совета ветеранов Княжпогостской дистанции пути Станислав Сиварев оказался на строительстве Байкало-Амурской магистрали в 1978 году – через четыре года после начала работ.

– К тому времени окончил второй курс ЛИИЖТа по специальности «Строительство железных дорог, путь и путевое хозяйство». Студентам нашего института попасть на БАМ было несложно – стройка была в самом разгаре, требовалась сила. Но и желающих много, а потому отбор был серьёзным. Мне шёл 24-й год, после школы получил рабочую специальность, отслужил в армии, имел водительские права, прошёл обучение для работы с бензопилой, то есть был старше и опытнее многих однокурсников. В общем, меня взяли на должность бригадира.

В начале июля наш стройотряд отправился на БАМ. Из Ленинграда до Иркутска летели на самолёте, потом по Ангаре и Байкалу – теплоходами на подводных крыльях «Ракета» и «Комета» и, наконец, на машинах до станции Новый Уоян. Конечно, последний этап можно было миновать быстрее – на вертолёте, но это слишком дорого.

Станция – громкое название. Магистраль ещё только дотянулась до Нового Уояна. Нас встретил обычный посёлок, пусть и стремительно разрастающийся. В основном щитовые дома, просеки в разные стороны, недалеко возводился железнодорожный мост. К нашему приезду лагерь был уже готов: квартирьеры поставили палатки, построили кухню, туалет, другие постройки…

Условия жизни – самые простые, спали в палатках. Сначала было тепло, только донимали комары. Но 15 августа на вершинах гор выпал снег и в палатках стало холодно. Чтобы не мёрзнуть, на одеяла накидывали верхнюю одежду – каждый утеплялся, как мог.

Поскольку путевой работы не было, занимались строительной. Возводили с нуля овощехранилище: заготавливали брёвна для сруба на просеке, вырубленной для ЛЭП. Стволы деревьев были складированы в штабеля, пилили их по размеру, очищали от коры, сушили, везли в посёлок. Своими силами построили здание диспетчерской, забор вокруг нефтебазы, рубили просеки, прокладывали линию связи с установкой столбов.

Местная специфика, конечно, накладывала отпечаток на работу. К примеру, из-за высокой сейсмической опасности вместо гвоздей и скоб использовали скрученную проволоку.

На строительстве работало огромное количество техники. Машины были разные. Здесь впервые познакомился с немецкими Magirus, американскими Caterpiller, различной японской техникой. Они значительно облегчали и ускоряли процесс.

Спустя два года после нашего отъезда однокурсники показали мне фотографии из Нового Уояна – даже на первый взгляд была проведена огромная работа.
Наша вахта закончилась 26 августа. Меньше чем за два месяца получил более 600 рублей – уже за вычетом дороги и питания. Для студента это были серьёзные деньги. Я не стал их тратить, хотя на БАМе была возможность найти дефицитный товар, а положил на счёт в банке и постепенно расходовал. Помню, что потом купил хорошую зимнюю куртку.

Второй раз попасть на БАМ не получилось – прошёл соответствующее обучение и отправился в Республику Коми работать инженером по технике безопасности в зональный штаб студенческих отрядов Ленинградского университета. В моём ведении было 20 стройотрядов, разбросанных по удалённым леспромхозам. Ребята в основном занимались строительством и восстановлением жилых и производственных зданий, теплотрасс, а потому работы у меня хватало, постоянно был в разъездах. Позже мне рассказали, что за два года до меня здесь работал Владимир Путин.

После окончания института вернулся в Сосногорское отделение Северной железной дороги. За годы работы прошёл путь от дорожного мастера до начальника дистанции пути. Сейчас возглавляю Совет ветеранов Княжпогостской дистанции пути и с удовольствием вспоминаю дни, проведённые на Байкало-Амурской магистрали.

Подготовил Андрей Тихонов
Материал опубликован в газете «Северная магистраль» 27.09.19

Cегодня в СМИ

Первые лица