Новости дня

Мероприятия

Задать вопрос участникам круглого стола
Закрыть
Вопрос участнику
Защита от автоматического заполнения   Введите символы с картинки*

Мосты на БАМе как мосты в будущее

БАМ | Среда | 10.04.2019 | 23:56
Анатолий Травенко вернулся с БАМа 25 лет назад, но бамовская закалка помогает ему по сей день  
Анатолий Травенко вернулся с БАМа 25 лет назад, но бамовская закалка помогает ему по сей день
личный архив Анатолия Травенко
Как говорят мостостроители, БАМ – это мосты, соединённые небольшими участками железной дороги. Из-за чрезвычайно сложного природного рельефа местности на одном только центральном участке Байкало-Амурской магистрали – а им считается линия Куанда (845-й км БАМа) – Тында (1739-й км БАМа) – было построено 1100 мостов. И к каждому из них приложил свои руки Анатолий Травенко. 

Анатолий Владимирович попал на стройку века в 1979 году – спустя пять лет после того, как БАМ объявили всесоюзной ударной комсомольской стройкой. «В то время я, уже дипломированный специалист, работал в Ворошиловграде, сейчас это Луганск, в проектно-технологическом отделе треста «Оргдорстрой» начальником службы мостов, занимался проектированием мостовых сооружений, – вспоминает Анатолий Владимирович. –  БАМ, конечно, был тогда у всех на устах. Меня же, как мостостроителя, привлекали масштабность и сложность поставленных задач: практически на каждом километре магистрали необходимо было строить мост».
 
В горкоме ВЛКСМ будто предугадали интерес Анатолия и пригласили его на собеседование. Летом 1979 года 28-летний перспективный специалист получил комсомольскую путёвку на БАМ. «Я недолго раздумывал, почти сразу засобирался, в октябре уже был там. В путёвке значился точный адрес – Тында, трест «Мостострой-10», – рассказывает он. 

Трест «Мостострой-10» был основан приказом Министерства транспортного строительства СССР в октябре 1974 года для обеспечения выполнения работ по возведению искусственных сооружений на центральном участке БАМа.
В Тынде Анатолию Травенко поначалу пришлось жить в вагончике, носить воду, топить печь. Это потом, с новым его назначением, семья перебралась в квартиру с удобствами, хоть и в деревянном доме.

«Несмотря на то что в своём городе я был начальником службы, поначалу меня назначили на должность старшего инженера в отдел комплектации. Но спустя полгода я уже стал начальником участка, а ещё через год-полтора – главным инженером управления производственно-технологической комплектации треста. И до самого моего отъезда с БАМа я работал на этой должности», – рассказывает Анатолий.  
Должность у Травенко была непростой и очень ответственной. От него зависела доставка материалов и конструкций для строительства мостов, а это сотни договоров с крупными заводами по всему СССР и расчёт времени доставки грузов с точностью до минуты. 

«У нас в тресте было восемь мостоотрядов, и одновременно строилось от 70 до 100 мостов. Строительные площадки были растянуты на многие километры. У меня было по четыре селекторных совещания в день на разных объектах, – рассказывает Анатолий Владимирович. – За каждый груз приходилось отвечать головой, каждую деталь передавали буквально из рук в руки. Ведь если что, взять недостающие комплектующие было неоткуда, заводов рядом не было. А если мост не успевали возвести к сроку, это ЧП всесоюзного масштаба. Но такая работа меня захватывала, было интересно. Ведь все вместе мы делали большое дело, а впереди была цель – открытие сквозного движения поездов по БАМу».

По словам Анатолия Владимировича, работа занимала всё его время, выходных как таковых не было. А если и появлялись, то заполнялись неформальным общением с коллегами. «На БАМе собралась молодёжь со всей страны: латыши, литовцы, эстонцы, украинцы, белорусы. Все находили общий язык, жили очень дружно. Очень любили ходить на рыбалку, а рыбы на БАМе было столько, что в буквальном смысле ловили ковшами экскаватора», – рассказывает мостостроитель.

Самое яркое воспоминание Анатолия Травенко – укладка в Куанде «золотого звена» БАМа, замкнувшего 4135-километровый рельсовый путь от Тайшета до Советской Гавани. Но этого события 1 октября 1984 года могло и не произойти: загвоздка, по словам Анатолия Травенко, возникла с последним стыковочным мостом через реку Куанда.
«В Куанде уже монтируют трибуны для торжеств по случаю «золотой стыковки». А мы не успели установить высокопрочные болты, – вспоминает Анатолий Владимирович. – Их должны были доставить из Улан-Удэ самолётом. Самолёт с грузом вылетел, но пропал. Проходит час, второй... Мы начинаем искать самолёт по близлежащим аэропортам. Выясняется, что он сел в маленьком аэропорту Усть-Баргузина, уже вылетел оттуда, но опять пропал. Проходят сутки, а мы всё ещё не знаем, где наш ценный груз. Затем сообщение, что он сел в Северомуйске из-за плохой погоды. Мне командуют: «Не жди, садись в машину и туда!» Но почти сразу приходит информация, что болты перегрузили в вертолёт. Мы тогда провели трое бессонных суток в огромном напряжении». 

В итоге мост был сдан в срок. За сдачу БАМа в постоянную эксплуатацию Анатолий Травенко в 1990 году был награждён орденом «Знак Почёта», в его активе также медали «За трудовую доблесть» и «За строительство Байкало-Амурской магистрали». 
«Мы приобрели бесценный опыт строительства мостов в условиях сурового климата. Из-за вечной мерзлоты мосты строились на столбчатых фундаментах, а не на сваях – это было новшеством в мостостроении. Столбы забуривались в вечную мерзлоту, и на такой фундамент устанавливали уже готовую конструкцию», – поясняет Анатолий Травенко. Этот опыт строители уже после БАМа использовали при строительстве железной дороги в направлении Якутска. 

Вот уже 25 лет Анатолий Владимирович живёт в Коломне и продолжает строить мосты. Сегодня – в должности первого заместителя директора «Мостоотряда-125» подразделения ПАО «Мостотрест».
Виктория Гаджиева

Cегодня в СМИ

Первые лица